логин: 
Другие записи за это число:
2017/03/17 - Падший Ангел
2017/03/17_1 - Печальная история Муттазима ван Рейна
2017/03/17_3 - Заморозка активности на ФантЛабе
<< предыдущая заметкаследующая заметка >>
17 марта 2017
Демоны прошлого

Проект Александра Токунова и Николая Захарова

«ДОКТРИНА»

Николай Захаров


«Демоны прошлого»

8 августа 2127 года.
Доктор Алекс Дейл, наверное, уже в сотый раз пересматривал фильм «Из России с любовью». Он с детства хотел быть похожим на Джеймса Бонда — неотразимым, смелым, решительным, имеющим успех у женщин, но вынужден был с печалью признать, что его внешность скорее напоминала Эрнста Ставро Блофельда в одной из версий.
От поверхности земли Дейла отделяли многослойные переборки и поэтому, он не мог насладиться безоблачным летним днём, да и не особенно хотел, учитывая уровень радиации снаружи.
Прошло почти шестнадцать лет с того момента как отгремела Война Судного дня между Америкой и Китаем, и Алекс мог со всей уверенностью сказать, что, несмотря на все перипетии судьбы, он устроился неплохо. Последние семь лет он жил и работал главным врачом на военной базе в городке Ром близ Нью-Йорка. Сам городок давно уже стал частью Восточной Пустоши, простирающейся от Флориды на юге до штата Мэн на Севере, и от Канзаса на Западе до побережья на Востоке. Будучи единственным человеком с высшим медицинским образованием, он обладал большой властью, как на базе и в её окрестностях, и не стеснялся это подчёркивать.
Внезапно свет погас. Через мгновение, зажглось аварийное освещение. Дейл чертыхнулся, проекционная панель отключилась — фильм он так и не досмотрел. Хуже того, о горячем душе теперь можно было тоже забыть. Аварийное питание не поддерживало функционирования второстепенных систем.
Ожил личный коммуникатор. Звонил помощник командира базы:
— Доктор Дейл, полковник ждёт вас у себя.
— Принял, Гарри, что за хрень у нас творится? — поморщился Алекс.
— Энергию отрубили! — бодрым голосом ответил Гарри.
— Опять «Свиньи» бесятся что ли? — Дейл постучал пальцами по столешнице.
— Похоже на то. Скорее всего, рубанули на подстанции Пуласки.
— Ладно, иду! — бросил доктор и вышел из кабинета.
Название Паназиатской промышленной группы, транснациональной корпорации обслуживающей каскад атомных электростанций вокруг Великих озёр, официально сокращалась до «ПАИГ», но местные жители называли её «ПИГ», что по-английски означало «свинья».
Дейл вышел в коридор и проследовал к лифту, чтобы спуститься на уровень ниже. Здесь в бункере, чем важнее и приоритетнее был объект, тем ниже он располагался, так было заведено ещё с тех пор, когда тут располагался один из штабов НОРАД (Командование воздушно-космической обороны Северной Америки). Апартаменты командующего располагались на третьем уровне. Сколько их всего Алекс не знал до сих пор.
В кабинете полковника Джошуа Шермана всегда чувствовалась спокойная и умиротворяющая обстановка. Синие матерчатые обои и несколько голографических окон позволяли забыть о том, что находишься глубоко под землёй. Мебель из красного дерева, обшитая кожей, создавала впечатление благородной старины, напоминая о временах Франка Рузвельта и Эйка Эйзенхауэра.
Дейл вошел без стука, он мог позволить себе такую вольность. Полковника уже несколько лет мучал хронический фурункулёз. Доктор навещал его регулярно, чтобы вскрывать гнойники, делать перевязки и уколы.
Командующий посмотрел на своего «мучителя» взглядом, выражавшем одновременно усталость и раздражение:
— Опять рубанули свет, Алекс… Нам и всей округе, включая Вотертаун.
— Несвоевременная оплата услуг по поставке электроэнергии? — Дейл усмехнулся, откинувшись на спинку шикарного кресла.
— Тебе смешно?! — полковник начинал выходить из себя.
— Нет!.. Нет… Ни в коем случае. Просто… я устал. Прости… Джош, — Алекс опустил голову и принялся массировать лоб.
— Вот распечатка уведомления об отключении… Якобы направлена по локальной сети вчера утром — Шерман протянул бумажку Дейлу.
— Хм…, — доктор пробежался по тексту, — стало быть всё-таки за неоплату… хотя нет. Вот тут… так… превышение… нормы потребления, установленной приложением к соглашению… между «ПАИГ» и «Ист-Вест Юнайтед Трейдинг». Слушай Джош, я так и не понял, причём тут мы?
— Ну как же! Ты должен это знать. Когда косоглазые жахнули по нам и всю нашу доблестную правящую шоблу накрыл в Нью-Йорке китайский ядерный привет, наш дорогой президент Гэмлин, находясь на борту №1 подписал указ о том, что в случае его гибели полномочия президента будет исполнять начальник Департамента нацбезопасности (ДНС) Маркус Сантьяго.
— Президент вроде умер в полёте..., так и не долетев до комплекса Шейенн?
— Верно, а вице-президент исчез. Якобы система спутникового слежения на его борту дала сбой из-за электромагнитной волны, вызванной ядерными взрывами. Вот тебе и раз! — полковник хлопнул по столу ладонью.
— Джош, слушай, а не тот ли это Сантьяго…
— Да, верно! Это тот самый урод, который превратил Америку в один большой концлагерь! А сейчас он сдает американскую землю в аренду «свиньям», чтоб их черти прибрали! «ПАИГ» оккупировала Великие озера, понастроила там атомных электростанций, а бывший заместитель мистера Сантьяго, Голдберг, ныне акционер и генеральный директор вот этой самой «Ист-Вест», перепродаёт энергию в Европу, нам выделяют по остаточному принципу. Вот так!
— Смотри-ка, Джош… Тут подпись некоего Э. Грейва. Кто это?
— Там же написано, что он начальник департамента продаж филиала «ПАИГ»… или как там, — Шерман махнул рукой.
— Ну так ты его знаешь?
— С чего бы? Видимо, придётся познакомиться, но, для начала, Алекс, я надеру пару жирных задниц! — полковник придвинул к себе коммуникатор.
— Гарри! Свяжитесь с главами общин и вызовите их ко мне. Немедленно!
— Главы поселений Цицеро, Констанция, Уорт, Альтмар уже здесь. Ждут на поверхности, — отрапортовал лейтенант.

***
Через полчаса все собрались зале для совещаний расположенном на пятом уровне. Весь этот вонючий сброд жутко раздражал доктора. В закрытом и не очень просторном помещении амбре из дешёвого табака, перегара, немытых тел и нестираных штанов, казалось, проникало в каждую щель.
Полковник Шерман приподнялся с кресла и обратился к присутствующим:
— Господа! Сегодня утром была отключена подача электроэнергии в наш район. Позже «ПАИГ» сообщили, что причиной были неоплата электроэнергии и перегрузка в районе подстанции Пуласки. Протокола инструментальных исследований пока нам не прислали.
— Тоже мне, хорошо работают! Отключают свет, когда хотят, а потом сваливают всё на нас! — возмутился мэр Констанции.
— Совершенно верно! Мы платим всё по полной и в срок, а по поводу этой перегрузки «Свиньи» нам даже отчёт не представили! С чего они взяли, что мы им что-то должны? — мэр Олд-Фордж попытался перекричать предыдущего оратора.
— Предлагаю положить на «Свиней» с прибором и просто кинуть провода на магистральную линию! — бросил председатель городского совета Вотертауна пастор Ричардс. Белоснежный костюм с замшевыми вставками, рыжие вихры, бакенбарды, сигара, широкополая ковбойская шляпа, надвинутая на самые глаза, придавали ему вид крутого парня. На безымянном пальце левой руки он носил здоровенный серебряный перстень с каким-то дешёвым камнем.
— Я попросил бы!.. — Шерман постарался быть приличным. На его просьбу никто не отреагировал. В зале начался галдёж.
— Заткнулись все, мать вашу!!! — заорал он, несколько охладив пыл дискутантов.
— Кто там предлагал провода накинуть? Ричардс, вы? Да вы у нас дьявольски отважный тип, просто-таки чёртов всадник апокалипсиса!
— Попрошу не богохульствовать! — сделал замечание пастор.
— Вы не у себя в церкви, Ричардс. Там можете проповедовать сколько вам вздумается. — вставил Дейл. Ему почему то захотелось уколоть заносчивого «святошу».
Пастор достал флягу, отхлебнул и посмотрел на доктора уничтожающим взглядом. Тот опустил глаза.
— Кто это тут у нас вякнул?! Уж не наш ли многоуважаемый мясник… извините, доктор Дейл, который зарезал нашу бедняжку Дженни? — контратаковал Ричардс.
— Но зато, как говорят, весьма успешно лечил «серых» ублюдков ПАИГ. — подал голос представитель анклава Салмон Ривер.
— Конечно, они ведь платят больше, чем мы! — мэр Констанции не преминул добавить масла в огонь праведного народного гнева.
Алекс почувствовал страх, точнее говоря, смесь страха и ненависти к тупому, галдящему сброду. Шерман, наблюдавший за перепалкой, снова окликнул собравшихся:
— Тихо всем! ПАИГ на прямой линии! Гарри — соединяй! — скомандовал полковник и активировал голографический проектор.
— Мистер Грейв, добрый день! — поприветствовал Шерман.
— Какой ещё Грейв? Меня зовут Андрей Могила! Мистер, а вы, собственно, кто такой?
— Видимо ошибка автоматического перевода, сэр. Я Полковник армии США, исполняющий обязанности командующего северо-восточным сектором НОРАД. — отрапортовал тот.
— Это хорошо, что вы исполняете свои обязанности, это вообще сейчас редкость, надо сказать, но вот согласно указу президента Сантьяго, полномочия губернатора штата Нью-Йорк исполняет Чарльз Монье…
— Пошли вы на хрен со своим Монье! — выкрикнул Ричардс.
— Мистер Могьила, мы не подчиняемся Монье. Президенту Сантьяго и руководству ПАИГ хорошо известно почему. Уже много лет наша база обслуживает местные электросети и до сегодняшнего дня никаких проблем не возникало…
— До сегодняшнего дня может и не возникало, — согласился Могила, — но вот сейчас передо мной лежит приказ провести выездную инструментальную проверку сетей и приборов учёта…
— К чёрту ваши проверки! — резко возразил пастор, — вы хотите, чтобы мы пустили «серых» с оружием к нам в город? В прошлый раз они убили моего шерифа и его зама, и похитили пятерых девушек.
— Их же потом вернули. — парировал Могила.
— Четверых!
— Пятая, кажется, упала с бронеавтомобиля и разбилась. — «посочувствовал» сотрудник ПАИГ.
— Мистер Могьила, мы бы могли сами обеспечить охрану, чтобы избежать ненужных инцидентов, — вклинился полковник.
— Я руководствуюсь инструкциями компании, мистер Шерман, а там написано, что наших специалистов должна охранять наша служба безопасности. В качестве компромисса могу организовать встречу представителей компании с представителями местных поселений на нашей территории. Однако каждому представителю нужно будет иметь при себе удостоверение личности, доверенность, подписанную не менее, чем половиной жителей поселения. При этом, нужно привезти и полные списки жителей всех анклавов, составленные на бумажном носителе по нашей форме и заверенные вашей, полковник, печатью и подписью. Кроме этого, у каждого должен быть микрочип с паспортами на все приборы учёта электроэнергии. На него же должен быть записан автоматически сгенерированный отчёт с каждого прибора за полгода. Я понятно изъясняюсь?
— Мне кажется, это создаст большие трудности… — заметил полковник.
— Это издевательство! «Свиньи» издеваются нами! Чёртово свинячье дерьмо! — раздались голоса из зала.
— Ваши трудности, Шерман, меня не касаются. У вас есть 48 часов, чтобы подготовить необходимую информацию и прибыть к пункту пропуска на острове Уэллсли к 14.00 10-го августа. Для особо хитрых и смелых скажу, что охрана будет усилена и, в случае провокаций мы предпримем немедленные контрмеры. Надеюсь, что на это раз обойдётся без применения бронетехники.
— И я надеюсь, — полковник окинул взглядом собравшихся. Пастор Ричардс уже было намеривался что-то сказать, но увидев кулак Шермана, решил воздержаться. — У нас, я понимаю, другого выбора нет… Мы рассмотрим ваше предложение и сообщим в течение двадцати минут.
— Я жду на линии, полковник.
Шерман отключил картинку и обратился к главам поселений:
— Итак, джентльмены, предлагаю проголосовать единогласно за предложение мистера Могьилы путём поднятия рук.
В качестве дополнительного аргумента в зал вошли четверо солдат с транквилизационными автоматами, такими же, которые когда-то использовали подразделения ФЕМА (Федеральное агентство по чрезвычайным ситуациям) для подавления выступлений недовольных политикой президента Гэмлина. Дейл улыбнулся. Это он помог Шерману наладить синтез наполнителя для дротиков, от которого, правда, дети и пожилые люди частенько отбрасывали копыта, а самые неудачливые «пациенты» превращались в «мешки с говном», парализованные на всю жизнь.
Все всё поняли и дружно подняли руки. Ричардс демонстративно подождал последнего момента, но всё равно, проголосовал «за». Шерман «вдохновлённый» общественной поддержкой, включил проектор и сообщил:
— Мистер Могьила, ваше предложение поддержано единогласно.
— Какая идиллия, мистер Шерман! Что же, до скорых встреч!

***
Десятого числа с шести часов утра делегаты начали собираться на базе, где помощники Шермана проверяли их полномочия и наличие всех требуемых документов. Полковник уединился с Дейлом у себя в кабинете, доктор должен был вскрыть здоровенный фурункул на затылке.
— Он ещё не сформировался Джош. Пока вскрывать нельзя, будет заражение. — сообщил Алекс и улыбнулся. Ему повезло, что командующий не видел этой улыбки. — Тут рядом растёт ещё один, но этот, скорее всего, будет поменьше.
— Да чтоб его и тебя вместе с ним! Сколько я ещё буду заживо гнить? — Шерман со всей силы стукнул кулаком по столу — Эта боль, Алекс, ты понимаешь, она никогда не проходит!
— Радиация, Джош, это всё радиация. Кто-то помирает от лейкемии, кто-то от рака, а ты вот…
— Спасибо Дейл! Обнадёжил! Продезинфицируй там, дай мне обезболивающее и проваливай с глаз долой! Выезжаем в 10.00!
Выехали по плану. Почти всю дорогу доктор проспал. Проснулся за двадцать минут до предполагаемого прибытия. На горизонте маячили огромные ветряки ПАИГ. Ходили слухи, что их построили на европейские гранты, выделявшиеся на развитие возобновляемых источников энергии. В действительности же, как полагал Алекс, защита окружающей среды никого не интересовала. Он не сомневался, что деньги грамотно «распилены» между заинтересованными лицами, включая, разумеется, президента Сантьяго.
За окном промелькнул брошенный КПП. Весь металлолом отсюда, разумеется уже вывезли и продали подопечные пастора Ричардса. Осталась только раздолбанная будка с окнами-бойницами, окрашенная в чёрный цвет с большой надписью белыми буквами: «ФЕМА».
Бронеавтомобили конвоя резко сбавили скорость. По обеим сторонам дороги были установлены большие информационные знаки: «Внимание! Собственность «ПАИГ»! Проход и проезд запрещён! Нарушители будут истребляться!».
«Интересно, — подумал Дейл, обычно глагол «экстерминейт» применяется к животным или насекомым-вредителям. — что это? Ошибка или отношение компании к местным жителям? Хотя наше вонючее быдло чем-то и впрямь напоминает крыс со свалки».
Машина начала подскакивать на искусственных дорожных неровностях. Заросшие поля за окном сменились на рощицу. Подъехав к развязке с двенадцатой дорогой. Машины остановились, упёршись в противотанковые заграждения, установленные в несколько рядов. Через десять минут подъехали несколько беспилотных машин огневой поддержки и БТР охраны. Юристы ПАИГ обошли все машины и проверили документы, подтверждающие полномочия каждого делегата. Некоторых вытаскивали и проводили «расширенный» досмотр.
Дальше в окно ничего толком разглядеть не удалось, так как дорога с обеих сторон была обнесена высоким валом. По прибытии в бункер ПАИГ все делегаты прошли дезинфекцию и получили одинаковую форменную одежду и «гостевые» браслеты. Пастор Ричардс долго припирался с охраной, упоминая тотальную чипизацию и печать Сатаны. В конце концов, Шерман всё-таки уговорил его подчиниться.
— Всю нашу охрану разоружили, — шепнул Дейлу полковник, — чёртов браслет похоже снимается только с кожей!
— Не советую даже пытаться! Я уже видел подобное?
— Где?
— Такие штуки надевали заключенным в концлагерях ФЕМА.
— Чёртовы наци! — выругался полковник.
Всех пригласили в просторный зал, где уже был накрыт обед. Дейла и Шермана усадили за отдельный стол. Когда все уселись, вошёл Андрей Могила. Дейла поразил здоровенный тип в тюрбане с кинжалом за поясом из свиты, окружающей его.
— Уважаемые господа! — обратился он к делегатам — Я, Андрей Могила, начальник департамента продаж Паназиатской промышленной группы, рад видеть вас у нас в гостях! Прошу вас наслаждаться ланчем, а затем, мы сможем перейти к обсуждению рабочих вопросов.
Сотрудники компании сели за один стол с Шерманом и Дейлом.
— Это господин Сингх, заместитель директора АЭС «Джинней» по общим вопросам, — удовлетворил любопытство Алекса. — а это господин… или товарищ Нестеров, замначальника департамента безопасности филиала «ПАИГ» в Северной Америке.
— Серьёзные ребята. — Шерман пожал руку представителям компании.
Ели молча. Нестеров и Сингх, так и не проронили ни слова. Могила тоже молчал, то и дело оглядываясь на своих коллег. После того, как все поели, персонал быстро убрал столы из зала и все развернулись в сторону небольшого возвышения-трибуны. Могила, Сингх, Нестеров и Шерман расположились в импровизированном президиуме.
Полковнику явно нравилось, что в «ПАИГ» понимали и подчёркивали его особую роль.
«Покормили, напоили, похвалили, и простофиля Шерман уже готов отдаться новым хозяевам?» — посмеялся про себя Дейл.
Первым на трибуну вышел Могила. Вступительная часть его речи была посвящена тому, что компания год от года усиливает контроль за использованием собственных активов и, что ему, Могиле, поручено провести полный аудит энергопотребления на территории Северной Америки и взыскать все недоимки.
«Очень интересно, — подумал доктор, — компания решила пойти по пути наименьшего сопротивления и вопреки соглашению взыскать задолженность не с «Ист-Вест», а с конечных потребителей».
— Теперь перейду к конкретике. — он наклонил голову и несколько раз кашлянул. — Мы ещё не успели изучить переданные вами материалы, но данные инструментальной проверки свидетельствуют от том, что перегрузка произошла… где-то в районе: Уорт, Олд Фордж, Картейдж…
«А почему не Вотертаун? Это же самый большой населённый пункт в тех местах», — подумал Алекс.
— Если у вас есть сведения о несанкционированных потребителях, прошу вас уведомить меня до девяти утра завтрашнего дня. В противном случае, делегаты от поселений, где были допущены нарушения будут заключены под стражу, а их жители должны будут оплатить недоимки в двойном размере или отработать их. — Могила сделал паузу и оглядел зал. Первые несколько секунд все молчали, потом начали переглядываться и перешептываться. Постепенно гул недовольства усиливался.
— Я попрошу спокойствия! В противном случае, мне придется вызвать… охрану, — он покосился на Сингха и Нестерова. Оба сидели с каменным выражением лица и, казалось, не обращали никакого внимания на происходящее в зале.
— Не с тех требуешь, козёл! С «Ист-Веста» своего требуй! — крикнул пастор — Полтора года назад ваши «серые» уже получили по зубам! Если ваши наёмники рискнут сунуться к нам…
— Ричардс, давайте без провокаций. — перебил полковник. Шерман явно был в замешательстве.
— Шерман, вы на чьей стороне? Он продался «Свиньям»! — послышались голоса из зала.
«На развязывание вооруженного конфликта компания не пойдёт. Ранее они предпринимали попытки и все они провалились. В условиях партизанской войны, а она безусловно будет, удерживать территории пустоши становится очень тяжело и очень затратно», — рассуждал Алекс.
Неожиданно открылась дверь, замаскированная за стенной панелью. В зал ворвался президент Сантьяго в сопровождении гендиректора «Ист-Вест» Аарона Голдберга и двух телохранителей. Дейл тут же опустил голову.
— Что за произвол вы тут устроили! Как вы смеете угрожать расправой американским гражданам! — президент сходу «набросился» на Могилу.
— Мистер президент…
— Вы, я надеюсь, помните, что «Ист-Вест Юнайтед Трейдинг» — американская компания! Это мы продаём вашу энергию в Европу, это с нашего позволения вы находитесь на американской земле! И если мы решим поменять «ПАИГ» на кого-то другого… — Сантьяго специально говорил так громко, чтобы все присутствующие слышали его слова.
— Нет, нет, мистер президент… — неуверенно произнёс Могила. Он, всё время оглядывался на Нестерова, но тот даже не повернул голову в его сторону. — Мы и не собирались идти… на… на радикальные меры…
Президент вытащил из рукава свой «джокер» и тот подействовал безотказно, сразу охладив пыл «свиней»:
— Сначала выясни, кто не доплатил, а потом обвиняй! — Ричардс, воспользовавшись ситуацией, пошёл в наступление. — «Свиньи» нас совсем раздеть хотят!
«Неплохо, пастор, неплохо и, самое главное, очень вовремя, — отметил доктор. — Хорошая возможность обратить на себя внимание президента».
— А вы, полковник! — Сантьяго обратился к Шерману. — Как вы могли оказаться на одной стороне с этими кровососами?!
— Я… я… я защищал… — полковник склонил голову, он понял, что попал впросак, но не знал, что сказать.
— Жопу ты свою защищал! — выкрикнул Ричардс и смачно плюнул, поймав одобрительный взгляд президента.
— Позор вам, позор! — Сантьяго потряс указательным пальцем.
Тут поднялся Нестеров. Президент не выдержал его тяжелого взгляда и отвёл глаза. Все притихли.
— Джентльмены! Предлагаю сделать перерыв до девяти часов утра, — «безопасник» чеканил каждое слово. — Всем делегатам предлагаю разойтись по своим комнатам. К вашим услугам все удобства, включая горячую воду, электронные игры и минибар. Вам будет подан ужин. Просьба соблюдать порядок во избежание ненужных инцидентов.
Слова по горячую воду, минибар и ужин хоть и не сильно, но изменили отношение делегатов к «ПАИГ» в лучшую сторону. Возражений не последовало, за исключением, пастора Ричардса, который выкрикнул пару проклятий, правда, дав чётко понять, что они относятся к Могиле, а не к Нестерову.
Алекс встал с кресла и, осматриваясь по сторонам, направился к выходу вместе с толпой делегатов. Обернувшись он заметил, что Сантьяго задержал Шермана и Ричардса.
«Интересно, что старикан втирает Джошу и пастору? — задумался доктор. — Нельзя, чтобы полковник вляпался в очередное дерьмо».
Сантьяго несколько раз посмотрел в сторону Дейла, потом что-то шепнул на ухо Голдбергу, и обратился к Шерману, указав на Алекса. Полковник тут же подозвал его, сделав знак рукой.
— Это вы легендарный доктор Дейл? — Президент расплылся в улыбке и протянул руку для приветствия. — Кстати, мы с вами раньше не встречались?
— Нет, сэр, — сухо ответил доктор, пожимая руку Сантьяго.
— Я приглашаю вас к себе в апартаменты для обсуждения сложившейся ситуации. Нужно выработать единую позицию. Завтра борьба продолжится. Не стоит думать, что компания оставит попытки продавить нужное ей решение. Скажу вам по секрету, — президент положил руку на плечо Шерману, — сегодня в остров прибыли члены совета директоров «ПАИГ» Азиз Абдали и Рам Сингх. Кстати, двоюродной брат последнего, Крипал, сидел слева от Вас, господин Шерман. Приехали они для… В общем, лучше обсудим это в моих апартаментах. Предлагаю отбыть немедленно.
— Эээ… Позвольте я зайду к себе… — промычал пастор.
— Мистер Ричардс! Это дело чрезвычайной важности! У нас нет ни секунды лишнего…
— Я по большому, мистер президент.
Сантьяго покачал головой. Через пятнадцать минут пастор вернулся с улыбкой на лице. Группа погрузилась в вагон подземной монорельсовой дороги. Правительственный анклав располагался на острове Хилл, практически вплотную примыкавшем к острову Уэллсли. Дорога туда заняла около десяти минут.
Апартаменты президента выглядели шикарно. Алекс давно не видел столько мебели из натурального дерева, огромных кожаных кресел, дорогого алкоголя и кубинских сигар.
— Джентльмены! Прошу угощаться! — Сантьяго указал на бар — Вот, кстати, великолепный шотландский виски. Мистер Голдберг налейте, прошу вас!
— Конечно, сэр! — Голдберг взял графин и понёс в соседнюю комнату.
«Так, а почему он не стал разливать в этой комнате? Неужели тут нет посуды? — Подумал доктор. — Чего-нибудь подмешать хочет, мразь?»
— Джентльмены! За возрождение Америки! — произнёс тост президент. Дейл поднял бокал, чокнулся, но пить не стал.
— Не любите виски? — Сантьяго похлопал доктора по плечу. — Для вас у меня есть кое-что особенное — французский коньяк X.O.!
Президент взял из барной стойки бокал и пухлую бутылку, налил коньяк.
«Можно же и по-человечески общаться, — улыбаясь, думал Алекс. — Интересно, что они подсыпали туда остальным? Какой-нибудь психотроп?».
— Ваше здоровье! — Дейл чокнулся с президентом.
— Предлагаю перейти к делу, — Сантьяго сложил руки в замок, — «ПАИГ» уже давно хочет получить право взыскания долгов с потребителей напрямую под предлогом того, что правительство США якобы не может контролировать собственную территорию.
— Что это значит для нас? — уточнил Шерман.
— Господин полковник, это означает то, что вся территория от 81-й до 87-й трассы, от Сиракьюс до Олбани перейдёт под контроль «ПАИГ», их Служба безопасности будет контролировать всё, каждое ваше движение, это означает тотальное разоружение и чипизацию.
— Чёртовы дети Сатаны! — выпалил Ричардс.
— Придётся работать за одежду, еду и электричество, как «серые», — уточнил гендиректор «Ист-Вест». — На каждого жителя будет возложена обязанность работать на компанию. Что-то вроде 2000 часов в год на человека, кажется…
— Это полная жопа, джентльмены! — полковник подпёр голову обеими руками.
— Давайте выпьем, ребят! — пастор пригласил охранников присоединиться. Те отказывались, но Ричардс был настойчив. Он налил всем по стопке виски. — Давайте… Я тоже служил в армии, ребят… Ближний Восток это тебе не шутка, твою мать!.. Мистер Голдберг! За морпехов! Семпер фиделис!
Президент не допив виски, перешёл на коньяк. Пастор произнёс ещё несколько патриотических тостов. Шерман клевал носом.
«Он так быстро сдулся, или химический агент начал действовать?» — размышлял доктор.
— Мистер Дейл, можно вас отвлечь на минуту? — обратился гендиректор.
— Алекс, идите и переговорите с мистером Голдбергом тет-а-тет, у него для вас есть хорошее предложение. — шепнул на ухо Сантьяго.
— Алекс, мы планируем наладить поставки медикаментов и, в частности таблеток «Антирад-100». Это позволило бы Шерману объединить все поселения вокруг себя и меньше зависеть от «ПАИГ». — гендиректор провел доктора через президентскую спальню. Декоративная стенная панель сдвинулась. За ней оказалась потайная дверь.
— Что-то вроде гуманитарной помощи? — переспросил Дейл и прошёл внутрь вслед за Голдбергом. Тот включил свет. Когда Алекс увидел кресло-полиграф, какое обычно использовали для применения «расширенных» методов допроса, он отпрянул назад, но наткнулся на бугая телохранителя с транквилизационным пистолетом.
— Лучше по-хорошему, мистер Дейл, или как вас там… Арни? — гендиректор указал на кресло.
Дейл сел, автоматические фиксаторы тут же зажали шею, руки и ноги.
— Смотрите-ка, что у меня есть… — Голдберг достал потёртую папку. — Личное дело Арнольда де Фриза, специалиста Дирекции научных исследований ДНС, патологоанатома. Не знаете такого?
— Что-то слышал… — доктор уставился на бутылку виски, стоящую на столе.
— Тут указано, что работали в межведомственной научной группе по проекту «Торнадо»… Что вам известно об этом проекте? — Голдберг взял со стола электронный планшет.
— Точно не знаю, я же простой исполнитель… Что-то вроде новой Арабской Весны с использованием мутантов, так называемых «серых», которых мы разводили в лагерях для беженцев.
— Какова была ваша роль в группе учёных? — гендиректор положил папку на стол и налил себе виски. — Что-то голова болит, мистер де Фриз…
— Я вскрывал тела умерших «серых», зачастую детей... Искал следы генетических заболеваний, симптомы и так далее. Это должно было помочь работам по выведению максимально жизнеспособного генотипа.
— Эта работа была так важна для директора ФЕМА Хоулетта, раз он оставил вас при себе после «Судного дня»? — Голдберг выпил стопку и сел на кресло. — О...о…ох…
Гендиректор задергался и положил голову на стол. Охранник некоторое время стоял и недоуменно смотрел на дергающегося в судорогах Голдберга.
— Ну же! Помогите ему! — крикнул Дейл.
Телохранитель выбежал из комнаты, не забыв правда закрыть за собой дверь. Через пять минут в комнату вошёл Сантьяго. Один.
— Де Фриз, это вы устроили? — президент достал из кармана пистолет охранника.
— Что именно? Где телохранители?
— Бьются в судорогах, также, как и Голдберг.
— А Шерман и Ричардс?
— Просто заснули. Аарон подлил им снотворное… Что это за чертовщина? Что с ним случилось? У него судороги по всему телу.
— Освободите меня, чёрт возьми! — крикнул доктор.
— Ещё чего! Вы ведь работаете на Пэйджа? Убийство Монье тоже его работа?
— Вы о чём, Сантьяго, какое к чёрту убийство Монье? Это вы меня тут пытались накачать какой-то ерундой!
— Голдберг, конечно, идиот феерический, — признал президент, — я с самого начала думал, что ничего хорошего из этой затеи не выйдет. Он настаивал, говорил, что вы опасны, что вы работаете на службу безопасности «ПАИГ»…
Неожиданно фиксаторы открылись и Алекс тут же вырвался с кресла. Президент поднял руку с пистолетом, но опоздал — Дейл успел схватить Сантьяго за запястье и засадить коленкой ему в пах. Затем он без труда вывернул руку президента, сорвал часы-коммуникатор и завладел оружием.
— Вот это уже другое дело, — улыбнулся Дейл. Он взял один комплект одноразовых перчаток с нижней полки стола и надел их. Другую пару перчаток Алекс натянул на купольную видеокамеру на потолке.
Из любопытства он решил проверить коммуникатор президента. Увидев направленное на него дуло пистолета, президент безропотно приложил палец к сканеру и ввёл пароль. В одной из папок с видео доктор наткнулся на несколько коротких роликов, на которых были «анальные приключения» Голдберга и Сантьяго в различных позах.
— Он ведь зажмурился, твой Мистер большой член, — подколол доктор. — Кто у вас обычно активный? Он? Скачаю себе, на всякий случай...
— Что?! — крикнул Сантьяго. — Как вы смеете!
— Разочаровали, господин президент! Думал, вы в активе! Куда мир катится! Кстати, вы следили за моими руками там, за столом? Вы же опытный человек, вы понимаете, что я не мог отравить пойло?
— Понимаю! Но тогда кто, чёрт подери? Это Голдберг подозревал вас с самого начала!
— Вот и я этого пока не понимаю, — кивнул головой Алекс.
— Тогда что вы хотите? Вы ведь понимаете, что будучи чересчур дерзким вы рискуете не выйти отсюда живым?
— Понимаю… понимаю. Я всего лишь хочу, чтобы «Ист-Вест» списала наши долги, а правительство предоставило гуманитарную помощь, как мне и обещал мистер Голдберг, и вы выполните его обещание, если, конечно, не хотите, чтобы ваше домашнее видео смотрели по всей Пустоши…
— Ладно, ладно, хватит! Я согласен! — согласился президент.
— У руководства «ПАИГ» такой поворот событий не должен вызвать подозрений. Они понимают, что вы пойдёте на многое, чтобы привлечь симпатии электората и восстановить контроль правительства над нашим районом. Учитывая, что Монье, по вашим словам, убит, вы можете назначить нового губернатора Нью-Йорка, который бы всех устроил, и дело в шляпе! — Дейл улыбнулся.
— Кого, например? — осведомился Сантьяго.
— Ну, например, полковника Шермана.
— Он ненадёжен.
— Зато я надёжен. Я десять лет проработал на Монье. Кстати… у вас, кажется, входящий вызов, — Алекс вернул президенту часы-коммуникатор.
— Спасибо! — поблагодарил тот и нажал «Ответить» переключившись на беспроводной наушник. — Да… да… Что? Через пятнадцать минут? Какого чёрта? Понятно, что срочный вопрос, у меня других не бывает!.. Хорошо! Чёрт! Меня просят срочно прибыть на заседание дирекции «ПАИГ». Они просят провести видеоконференцию с европейскими партнёрами. Голдберг сдох в самый неподходящий момент! Вот идиот! Всегда был идиотом!
— Пускай охрана «ПАИГ» отвезёт нас обратно.
— Доктор, но это…
— Что?!
— Хорошо… я постараюсь уладить этот вопрос. Вы сможете привести в чувство моих телохранителей?
— Вряд ли, — Дейл медленно взял папку со стола и спрятал за пазуху. — Им подмешали не просто снотворное. Это был, скорее всего, какой-то мощный антипсихотический препарат. Усиленный алкоголем, он мог вызвать спазм сердечной мышцы у Голдберга. Тут нужна помощь профильного специалиста, а не патологоанатома. Да…, пистолетик я оставлю у себя, на всякий случай.
— Только помогите мне убрать этих бугаёв с глаз долой. Такие здоровые, а толку — ноль!
Сантьяго с Дейлом перетащили охранников в спальню президента. Затем доктор при помощи, имевшейся в апартаментах аптечки, привел в себя Шермана и Ричардса. Прибыли люди «ПАИГ». Все четверо прошли на станцию подземной монорельсовой дороги.
— С вами приятно работать мистер Дейл, — президент протянул руку для прощания, — я надеюсь на дальнейшее сотрудничество.
— Я тоже, — доктор приветливо улыбнулся, как ни в чём ни бывало.
Президент в сопровождении двух солдат и охраны «ПАИГ» сел в вагон, на прощание помахал всем рукой и отбыл на совещание. Дейл, полковник и пастор отправились на следующем поезде. По дороге Ричардс задремал, Шермана затошнило, у него закружилась голова. Доктору пришлось проводить его до номера и уложить в постель.
Когда он, наконец, вернулся к себе в номер, ему захотелось плюхнуться в постель, но он мысленно остановил себя.
«Урод Сантьяго теперь точно попытается меня грохнуть, — подумал он, — Надо осмотреть номер и принять хоть раз горячую ванну».
Дейл открыл платяной шкаф, чтобы повесить костюм и обомлел. Там прятался самый настоящий «серый» бета-типа. Их именовали «вояками», из-за повышенной реакции, силы и агрессии. На территории США их использовали как охранников в лагерях ФЕМА, а за пределами страны — как боевиков. Он был одет в ФЕМовскую чёрную форму и боевой экзоскелет с эмблемой «ПАИГ» на рукаве.
«Серый» схватил Дейла за шиворот и притянул к себе:
— В уборную!
— Лл-ладно, — чуть не наделав в штаны, доктор дрожащими руками закрыл платяной шкаф.
Войдя в санузел, где обнаружил весьма необычную картину. Пастор Ричардс вальяжно развалился на унитазе. На столике рядом с наполненной водой ванной стоял графин со спиртным и закуска.
— Добрый вечер!
— Что это за цирк, Ричардс! Кто там в моём шкафу?
— Погоняло Челюсти, разнорабочий. Раздевайтесь и залезайте в ванную, — предложил пастор.
Алекс попробовал рукой воду:
— То, что надо.
— Давай перейдём на «ты» и забудем про Ричардса, Арни. Меня зовут Брюс О’Нил. В прошлом комендант лагеря ФЕМА для временно перемещённых лиц №17 на острове Карлтон, вот моя личная карточка …
— Интересно, — доктор взял карточку, протянутую «пастором», и синхронизировал её со своим коммуникатором, — я работал в центральном аппарате… Теперь ты, я так понимаю, работаешь на компанию?
— Арни, да ты у нас птица высокого полёта! А что ты делал там… с президентом? Я не смог разглядеть через перчатки, которые ты напялил на камеру.
— Ничего необычного…— Дейл залез в ванну. — На тебя, смотрю, даже снотворное не действует?
— Ты сам-то актив или пассив?
— Скорее креатив, — парировал Алекс. — В жопу не долбился, будь спокоен.
— Не любишь с мужиками? Я думал Монье вас всех обратил в свою веру, — усмехнулся Ричардс.
— Чего не сделаешь порой ради Америки. Что касается Монье, то он, дружище, трахал всё, включая скот, — Дейл открыл графин и понюхал, — коньяк?
— Армянский, Нестеров подарил. Налей-ка и мне. — Ричардс пододвинул стопку. — Говорят, когда Монье работал на Ближнем Востоке, он любил насиловать и убивать детей на глазах у родителей…
— И снимать, чтобы потом пересматривать до бесконечности… — подтвердил доктор, отправляя в рот маслины.
— Что же тогда ты любишь, порношик столетней выдержки?
— А ты?
— Малолеток и «серых», уточню, женского пола — Ричардс подлил себе ещё.
— Хорошо ты пристроился, — Алекс закинул в рот дольку лимона, — у тебя был целый лагерь беженцев под боком! Много маленьких девочек, которым нужен добрый папик…
— Да, чёрт подери! Правда сейчас уже даже и этого не хочется. И самое главное, не с кем поделиться, Арни, поговорить по душам! Чёртовы секреты, чтоб их! Год назад я осознал… — пастор вздохнул, — что не смогу бросить пить… В детстве я хотел служить своей стране. Потом меня убедили, что издевательства и эксперименты над заключёнными это, так называемое, «меньшее зло»… Мы ведь должны…
— Защитить Америку от террористической угрозы, — дополнил доктор, — а вопросы национальной безопасности, как известно, не обсуждаются.
— Анальной безопасности! — Ричардс подлил себе ещё конька. — Анальной безопасности, чёртовых сволочей и коррупционеров типа Сантьяго, Голдберга, Монье, долбанных толстосумов! Нет никакого «меньшего зла» Есть просто зло, запомни Арни!.. Кстати, Голдберг же сдох?
— Да. Твоя работа?
— Ловко я их?
— Как?
— Видишь мой перстень. С дозатором! По три капли на рыло! Прямо в стакан, Арни! Травить людей, Арни, это моё хобби. Признаюсь, не хотел убивать этого придурка. Он слишком много выпил, вот сердце и не выдержало.
— А зачем ты вообще это исполнил?
— Они бы не отпустили оттуда просто так. Сначала бы напичкали психотропами, а потом отправили на тот свет. Ты забыл, что мы живём в стране с вековыми традициями свободы и демократии?
— Решил стать святым? — подколол доктор.
— Во-первых, ты действительно хороший парень. Во-вторых, очень серьёзные люди из компании велели мне приглядывать за тобой. В-третьих, мне надо было добыть компромат на Сантьяго. В выполнении это пункта ты мне сильно помог. Ну и, в-четвёртых, Арни, тут был и мой личный интерес. Поделишься записью?
— Что, прости? Кстати, что за личный интерес?
— Видишь ли, у меня есть пара маленьких заводиков по переработке разного хлама, и они… они порой потребляют чертовски много электроэнергии.
— На территории бывшего лагеря, которым ты командовал?
— Да! Как ты догадался?
— А работают там «серые»?
— Да ты, Арни, Шерлок Холмс! Смысл в том, что какое-то время мы установили перепрошитые нужным образом счётчики на Пуласки и ещё кое-где. Я заносил кое-кому в дирекции «ПАИГ» и всё шло как по маслу….
— И тут назначили Могилу?
— Да. Этот идиот решил типа порядок навести.
— В общем, ты всё понял. Начались проблемы. Я пытался решить, но все включают заднюю скорость…
— Погоди, мне звонят. — Ричардс встал с унитаза и приложил ладонь к уху. — Да… да… передаю!
Он переключил вызов на коммуникатор Дейла, а сам вышел из комнаты.
— Мистер де Фриз?
— Слушаю.
— Меня зовут Ричард Александер Пэйдж, член совета директоров «ПАИГ».
— Очень приятно. Чем обязан?
— В прошлом я работал заместителем директора ДНС и курировал работу вашей группы. Поэтому может называть меня просто Дик.
— Так вот вы куда делись, а я вас искал в окружении президента.
— Вы помните доктора Смита из Британии, эксперта Всемирной организации здравоохранения?
— Да сэр. Он занимался исследованиями в области психологии «серых».
— Он собирает старых друзей для продолжения своих изысканий. В частности он назвал и вашу фамилию? — вкрадчиво произнёс Пэйдж.
— Польщён. — Дейл почесал подбородок.
— Вы понимаете, что речь идёт о переезде в Британию, серьёзном денежном вознаграждении, обеспечении жильём и медстраховке…
— Но…
— Но для этого вам нужно будет поработать с мистером О’Нилом и найти необходимую документацию по проекту «Торнадо», которая находилась у директора ФЕМА Хоулетта и вице-президента…
— Я помню этот чемодан Хоулетта, он испарился после его смерти. Монье всё пытался его найти…
— Нашёл?
— Насколько мне известно — нет.
— Ну, что же, это к лучшему. Желаю вам успехов в поисках, и, до скорого, мистер де Фриз.
— Мистер Пэйдж, я бы хотел посоветоваться?
— Слушаю, Арни.
— У меня появилось видео, где отчётливо видно, как Голдберг и президент совершают гомосексуальный половой акт.
— Это интересно, Арни.
— Брюс просил меня поделиться, но я подумал…
— Ты правильно подумал. Не стоит.
— А «ПАИГ» могла бы увеличить нормы потребления для нашего анклава?
— В каких пределах?
— Ммм… В разумных. Техпараметры могу предоставить завтра…
— Сегодня, до полуночи.
— Хорошо, будет сделано, сэр. До свидания, мистер Пэйдж.
— Дик, просто Дик.
В ванную заглянул Ричардс.
— Ну что, поделишься порнушкой Сантьяго?
— Не могу. Начальство против.
— Твоё? — прищурился пастор.
— Нет, твоё.
— Молодец! Уже доложил! Умеешь… показать себя с лучшей стороны, — процедил Ричардс. — ладно, я пойду…
— С лучшей, это с какой? — усмехнулся Алекс. — Кстати, возможно, я смогу решить вопрос с твоими маленькими свечными заводиками.
— Как?
— Секрет! Сколько энергии тебе нужно в месяц?
— Я… я скину расчёт. — пастор пожал Алексу руку.
— Не тяни! И «серого» оставь в шкафу! — потребовал доктор.
— Зачем это?
— Думаешь, Сантьяго не попытается меня завалить? Я слишком хорошо знаю эту мразь!
Дейл вылез из ванной, чтобы проследить за уходом Ричардса. Тот сунулся в шкаф шептался и о чём-то с «серым». Когда пастор, наконец, вышел, доктор, резко развернулся, направив руку, сложенную в форме «пистолета» в сторону зеркала.
«Добро пожаловать на секретную службу его Величества, мистер де Фриз!» — доктор широко улыбнулся.

***
Из текста дополнения от 11 августа 2127 года к Соглашению о закупке электроэнергии от 16 июля 2120 года между «ПАИГ» (Продавец) и «Ист-Вест Юнайтед трейдинг» (Покупатель):

Покупатель отказывается от взыскания недоимок… и пеней по долгам… потребителей сектора №5 (Ром, Вотертаун…)

Задолженность Покупателя перед Продавцом подлежит возмещению в срок до…

Продавец обязуется увеличить норму потребления электроэнергии для потребителей сектора №5 с… в месяц до… в месяц.

Подписи сторон:

«Продавец»:
Р.А. Пейдж… [ЭЦП]

«Покупатель»:
Л. Чань… [ЭЦП]

Виза:
«Представитель потребителей сектора №5»:
Д. Шерман…


<< предыдущая заметка следующая заметка >>
пожаловаться на эту публикацию администрации портала
архив понравившихся мне ссылок
Оставить комментарий