логин: 
Другие записи за это число:
2017/03/17_1 - Печальная история Муттазима ван Рейна
2017/03/17_2 - Демоны прошлого
2017/03/17_3 - Заморозка активности на ФантЛабе
 следующая заметка >>
17 марта 2017
Падший Ангел

Джеймс Сваллоу «Падший Ангел»
(перевод Александра Токунова)

Да, мальчики, да,
Ангелы не навсегда,
Но красть — это грех,
Крыльев не хватит на всех.
(Ю. Буркин «Два мальчика»)

Фарида Малик падала в рассветное небо, полное янтарного света солнца и серых облаков. Ветер выл над ней, рябь от него расползалась по её телу и оголённой коже лица, пытаясь сорвать тонкие и невесомые ткани лётного комбинезона. Ей казалось, что ветер был живой: он играл с ней как кошка с мышью, кидая взад и вперёд, и уже невозможно было определить само направление движения.
Где-то внизу, скрытые в тонких слоях городского тумана, золотые башни Верхнего Хэнша 1 уже почти достигли её. Эти громадные стеклянные кинжалы тоже ловили свет восходящего солнца.
Она открыла рот чтобы вскрикнуть, но перехватило дыхание, и крик, который она хотела издать, исчез в одно мгновение. Небеса захватили её в свои объятия и не отпускали.
На глаза навернулись слёзы. Активировав линзы и получив некоторую защиту за очками, она стала ловить линию горизонта и искать знакомый силуэт, движущийся против направления тяжёлых туч. Вот он! Отвернувшись от восходящего солнца, она увидела его в нескольких сотнях футов от себя. Белый, приземистый, висящий между двумя короткими крыльями и расплывчатыми от вращения массивными воздушными винтами. Это был V-22 «Оспри» 2 — старый военный конвертоплан середины 2010-х годов, расцвета прошлого, военного времени, теперь списанный для гражданских полётов.
Фарида улыбнулась, и, чтобы изменить аэродинамику своего тела, сменила позицию, перестроившись в суровом воздушном потоке. Поначалу она была такой пикирующей человеком-ракетой: руки прижаты к бокам, а ноги друг к другу, имитируя профиль дельфина; теперь же она вытянула руки, согнула ноги в коленях, раздвинув их. Она стала разрезать ветер, увеличив свой силуэт. Замедляясь. Преодолевая гравитацию.
«Но всё ещё слишком быстро», — подумала она. «Оспри» летел перед ней. Фарида нажала большим пальцем правой руки на середину ладони и держала так две секунды, прежде чем почувствовала дрожь, которая пробежала сквозь комбинезон. Скрытая система вингсьюта 3 активировалась. Ткань, запоминающая форму, распахнулась как паруса между её руками и туловищем и между ногами. Ветер наполнил эти крылья, и она почувствовала, как скорость падения внезапно стала уменьшаться.
Конвертоплан теперь был очень близко, она фланировала позади него, наведясь на линию между вертикальными рёбрами Н-образного хвоста «Оспри». Аппарель для подъёма и спуска техники, находящаяся под рёбрами хвоста была открыта, внутри был виден ярко освещённый грузовой отсек. Пять минут назад и выше на несколько тысяч футов, она выпрыгнула из этого люка в розовое зарево холодного предрассветного воздуха.
Фарида рассмеялась, чувствуя звук в груди громче, чем стук сердца, разогнанного адреналином, плескавшимся по кровеносным сосудам. Она чувствовала быстроту и опасность, и она знала, что была абсолютно живой в этот момент, чувствовала все краски жизни так, что это нельзя было выразить кому-либо, кто не испытывал подобный опыт.
Холодный поцелуй неба, тяжёлые объятия гравитации и оглушающая сила ветра — всё это приподняло настроение. Часть её хотела закрыть глаза и падать бесконечно. Но она вынудила себя издать крик банши и повернуться в движение бокового скольжения, давая своему телу быть крылом. Погрузилась в турбулентный поток V-22 и прорвалась через него. Открытый грузовой отсек встал на дыбы, словно голодный рот, и она позволила ему проглотить себя целиком.
***
Фарида приземлилась на металлический пол и схватилась за грузовую сетку дрожа от ледяного, смешанного прилива страха и счастья, нетвёрдо встала на ноги и начала смеяться.
«Ты сумасшедшая!» — услышала она из передней части самолёта, когда наклонная плоскость аппарели закрыла грузовой отсек.
— Это нужно было сказать, — крикнула в ответ Фарида. Сняла очки, и, смахнув капли пота, и отправилась к лётной палубе.
На сиденье пилота сидела блондинка с короткими волосами и приятным чуть насмешливым лицом. Эвелин Кармайкл — американка. Она искала знакомства в других компаниях, а не в том типичном обществе Хэнши — криминальном сброде, мажорной тусовке или рое работяг. Эвелин стала для неё (если бы Фарида когда-либо признала бы это) близкой как сестра. Их дружба наладилась быстро и крепко, двое против всего мира: дерзкие и молодые.
Эвелин показала ладонь и Фарида, вяло хлопнув по ней, нажала кнопку втягивания крыльев вингсьюта, улыбнулась немного устало и легко скользнула на сиденье второго пилота.
Эвелин отзеркалила улыбку Фариды.
— Если бы я не знала тебя лучше, я бы решила что у тебя там любовник, — Она указала большим пальцем руки в небо, — Посмотри на себя. Ты раскраснелась, твое сердце колотится...
Фарида довольно пожала плечами, нашла флягу с водой в мусорном ведре под контрольной панелью и сделала большой глоток.
— Это лучше, чем секс, — сказала она между глотками. — Никогда не разочаровывает.
От этих слов Эвелин рассмеялась. Смех у неё был заразительным, сиплым и низким, резко контрастирующим с её эльфийским худощавым телосложением.
— Так что? Ты хочешь покурить и выйти наружу снова?
— Если бы… Мы должны работать, — Фарида наклонилась вперёд, и своим намётанным глазом пробежалась по циферблатам и показаниям на шкалах.
Малик и Кармайкл поднялись в воздух на этом конвертоплане «Оспри» для проверочного полёта, импровизированный затяжной прыжок был лишь частью работы. «Оспри» провёл последнюю неделю в ангаре, где ему заменили один из турбопропеллерных двигателей. Роллс-Ройс и владелец самолёта Джай Чень хотели убедиться, что конвертоплан готов к работе, поэтому Чень нанял двух женщин как часть компании «АркЭйр», маленькой транспортной логистической компании, работающей в этом уголке восточно-китайского моря.
В этой работе было мало вдохновляющего, по большей части этим лёгким транспортом летали между Хэншей и материком, или вылетали в Гонконг и Макао — но это позволяло Фариде и Эвелин делать то, что они любили. «АркЭйр» всегда был забит заказами под завязку и им никогда не хватало лётного времени для проверочных полётов. А, когда они не летали для Ченя, он разрешал им летать в своё удовольствие или провести выходные на любой из вечеринок на тропических островах, где проходили флешмобы, концерты и пользовались популярностью экстремальные виды спорта.
— Всё хорошо, — сказала Фарида, вглядываясь в температурные датчики нового двигателя. — Зелёный по всем параметрам. Я думаю, что мы можем дать знак окончания нашему плохому парню. Или может я возьмусь за штурвал, а ты повторишь мой подвиг?
Эвелин поморщилась.
— Клиффдайвинг 4, да. Дюнбординг 5, окей. Даже регулярные прыжки с большой высоты и поздним открытием парашюта. Но если я выйду из самолёта, то я обычно не лезу в воздухе обратно… — она отвернулась — Кроме того, мы должны вернуться в ангар. Я обещала Ли позвонить сегодня.
Фарида попыталась, но ей не удалось скрыть сердитый взгляд, который автоматически омрачал её лицо всякий раз когда речь шла о Ли Гоне.
— Конечно, верно, — сказала она, надев наушники пилота с микрофоном. Фарида рассеянно коснулась большим пальцем крохотного пирсинга Монро 6 над верхней губой и нахмурилась. Это выдало её и она возненавидела себя за то, что показала так легко раздражение.
Эвелин, естественно заметила этот жест.
— Я бы хотела, чтобы ты поладила с ним, Ри. Я имею в виду, что знаю, он хотел бы быть менее буйным…
— Да он на голову больной, в этом все его проблемы! — выпалила Фарида прежде, чем поняла, что сказала. — Впрочем, это не моё дело диктовать тебе, с кем встречаться, — добавила она, пытаясь остыть.
— Нет, это не так, — голос Эвелин похолодел, — Ли не такой парень, как другие с которыми мы встречались: проходимцы или дети богатых родителей. У него есть планы, есть амбиции, — сказала она защищаясь, — и он относиться ко мне хорошо.
На этот раз Фарида подумала, что лучше будет промолчать. Насчёт Гона она могла ответить дюжиной колкостей, начиная от его воспитания в сомнительной семье до буйного нрава и случайных вспышек гнева. Но всё это уже много раз обсуждалось между двумя подругами и никогда не находило разрешения. Она не хотела лезть в личную жизнь Эвелин и в очередной раз напоминать о неправильном выборе, не хотела дистанцироваться от женщины, которая была её единственным другом с самых первых дней на Хэнше, когда казалось, что этот город собирается съесть её живьём. Но она не могла игнорировать того, каких мужчин выбирает Эвелин. Ей не нравилось это.
Фарида прервала любую последующую дискуссию, подключившись к общему авиационному каналу и связавшись с диспетчерской Хэнши.
— Эйч–Эй–Си, это АркЭйр ноль–девять–девять. Проверочный полёт завершён, мы возвращаемся на базу. Запрашиваем разрешение на возвращение на Альфа Альфа Один Четыре, конец связи.
Искусственный голос затрещал в её ушах.
— АркЭйр ноль-девять-девять, Эйч–Эй–Си подтверждает. Место для посадки очищено, конец связи.
— Поняла, — сказала Эвелин, взявшись за штурвал. Свободное и лёгкое настроение витавшее до этого разговора в кокпите улетучилось.
— Конечно — обронила Фарида, глядя в сторону. Её глаза остекленели будто она заглянула внутрь себя.

— Я проверю свою съёмку, — произнесла она.
Внезапно она снова падала в небо, ей показалось, что пол ушёл из-под ног. Но на этот раз всё происходило только в её голове. Кожа Фариды покалывала от призрачной памяти о прыжке.
Она не была из тех людей, которые хвастались своими аугументациями. Может быть, это сказывалось воспитание в консервативной семье, но Фарида была внимательна к тому, как люди вне ближнего круга воспринимали её. Она никогда не чувствовала желания изменить себя радикально — заменить себе конечности или пойти на другие очевидные хирургические операции. Те имплантанты, которыми она владела, были относительно небольшими — аугументации нервной системы, которые давали ей лучшую реакцию и более острое зрение. Был также «чёрный ящик», но она, как правило, использовала его больше для своего собственного развлечения.
Этот девайс по существу был аналогом бортового самописца установленного в V-22. Устройство захватывало и оцифровывало импульсы полученные c ушных и глазных нервов, так можно было получить фотографии и звуки, в последующем воспроизводить их или загрузить ощущения через разъём в виске. Такой имплантант был достаточно распространён среди лётчиков, он был спроектирован быть таким же прочным, как и бортовой самописец на самолётах, с которого можно было при авариях со смертельным исходом установить первопричину крушения. Китайские авиалётные власти сделали их обязательными для всех гражданских пилотов, работающих в их лётном пространстве.
Однако, Фариде он не был нужен. Она была достаточно уверена в своих способностях избежать любой нештатной ситуации, не говоря уже о банальном жёстком приземлении, поэтому она использовала имплантант для сохранения своих диких ощущений от приключений, всякий раз когда могла, и перегоняла отснятый материал на жёсткий диск в своей квартире.
Кому-нибудь другому, они могли показаться случайными сенсорными клипами, лишёнными контекста и смысла, но для Фариды это были оцифрованные воспоминания. Как будто смотришь чьё-то домашнее видео, которое действительно не имеет никакого отклика в твоей душе, разве что ты сам не был запечатлён на этом видео.
Сейчас же воспроизведение затянуло её так глубоко, что когда «Оспри» начал снижаться по направлению к Хэнше, для Фариды стало почти шоком освободиться от перешитых переживаний и ощущений и вернуться в реальный мир. Огромная взлётно-посадочная платформа верхней метрополии, колоссального города-над-городом, заполнила всё поле зрения. Город напоминал Фариде огромный стол, заставленный изящными бутылками и богато украшенной посудой, каждая часть сделана из отборного хрусталя или декорированного фарфора. Травянистые, аркологические 7 башни стремились к небу, словно вазы полные цветов.
Здесь находились владения могущественных и богатых людей Хэнши, тех кто жил в разрежённом воздухе на запредельной высоте — высших руководителей компаний и крупных капиталистов. Бок о бок с ними была интеллектуальная элита, которая являлась персоналом эксклюзивных университетов и исследовательских центров. Монолитная скульптура башни корпорации «Тай Юн Медикал» главенствовала на этом искусственном ландшафте, её поверхность была ровной и гладкой словно кожа кибернетического протеза, на которых эта компания сделала колоссальное состояние.
Эвелин повела их вниз, мимо толстых перекрытий Паньгу — массивного яруса, отделённого от верхнего района — и они спустились к старому городу.
Под верхним городом в вечном сумраке и тени находился нижний старый Хэнши. Освещённые неоном улицы лежали под массивными жилыми башнями-муравейниками и дымными индустриальными комплексами. Дроны и другие летательные аппараты сновали туда-сюда. Небо стало оживлённым после того, как для двух Хэнши начался новый день.
«Вряд ли нижняя Хэнша когда-либо действительно спала», — подумала Фарида.
Отражение в кривом зеркале богатства и роскоши Верхнего города. Животное, опасное подобие, словно бы брат-близнец, но другой, непохожий, потрёпанный Судьбой и знающий цену всему — такой всегда настороже и никогда не спит.
В Нижнем городе жизнь была дешевле и времена всегда были тяжёлые; а наверху, в это же время всё может и сияло немного ярче, но там был другой характер опасности. И это будет пострашнее простого и прямолинейного Нижнего города.
***
Вместе с Фаридой они повернули турбопропеллер в вертикальное положение. Эвелин, управлявшая «Оспри», стала снижаться по спирали. Конвертоплан совершил аккуратную посадку на южной площадке «АркЭйр» — этот аэродром был частью рукотворного рифа, построенного самым первым, ещё при основании Хэнши, и протянувшегося до самого залива.
Фарида не могла помочь, но она следила за посадочным перроном, где парковались более современные самолёты компании. Другие частные самолёты Джай Ченя были гладкими моделями с безоконными виртуальными кокпитами и стреловидными крыльями. Хотя они были схожи по структурной компоновке с наклонными винтами V-22, на этом сходство заканчивалось. Они были оснащены осевыми турбинными двигателями на концах крыльев, которые давали им большую проворность и способность достигать скоростей близким к скорости звука. Не было секретом то, что Малик мечтала получить шанс полетать на одном из них. Но Джай Чень пока не был готов дать ей такую работу.
Фариде показалось, что своими мыслями она вызвала внимание Ченя: она поймала на себе взгляд шедшего в их сторону работодателя, когда Эвелин вышла из «Оспри» со своей посадочной накладной. Его обычно улыбчивое лицо сменила гримаса. По его целенаправленному маршруту Фарида подумала, что он намерен отчитать их за то, что они превратили проверочный полёт в увеселительное мероприятие и забеспокоилась. Но затем она увидела низкого шестиколёсного робота-заправщика, пристроившегося под крылом «Оспри», и заподозрила не ладное.
Эвелин тоже смотрела на заправщика:
—Что такое? Мы едва только приземлились и теперь опять заправляемся?
Фарида отстегнулась и вылезла из люка за кокпитом, чтобы встретить Ченя. Когда он подошёл, у неё появилось чувство что он напряжён, но она знала, что он никогда бы в этом ей не признался.
— Эй, Малик, — начал он, — слушай, тебе нужно заканчивать и вернуться, — Чень указал пальцем на контрольную будку в конце короткой взлётной полосы, — там новый план полёта для тебя.
— Я не могу взять один из них? — Фарида кивнула в сторону гладких реактивных самолётов — Может быть Финн или другой пилот согласиться? У меня двигатель недавно заменили, техники должны посмотреть его внимательнее.
— Я не могу это сделать, — Чень раздражённо дёрнул щекой, — расписание не ждёт, а работу нужно сделать. — Он выпрямился и тщательно привёл в порядок цветастые лацканы жакета, и немного поразмыслив добавил. — Это особое требование от одного из наших, скажем так, элитных клиентов.
Фарида ничего не сказала. Среди экипажей АркЭйр ни для кого не было секретом, что компания Ченя была в постоянных взаимоотношениях с триадами «Красной Стрелы», одной из наиболее крупных организованных преступных группировок, которая действовала в дюжине городов по всему миру. Это никого не удивляло, у уж, тем более, не шокировало — на Хэнше это была всего лишь правда жизни, цена ведения бизнеса в городе, где преступные группировки контролировали порядок лучше, чем могла это сделать официальная полиция: сложная система сдержек и противовесов не поддавалась пониманию европейски воспитанного человека. Так называемые «элитные клиенты» Ченя обычно были высокопоставленными членами «Красной Стрелы», которые оплачивали поездки «в чёрную», когда ты не только не вмешиваешься в то, что происходит на борту, но и вообще ведёшь себя так, словно бы тебя нет. Эти поездки не отмечались в центре управления полётами города. Однако Эвелин и Фарида избегали таких вещей, Малик становилось некомфортно от возникавших в голове вопросов и догадок, поэтому она предпочитала сторониться тёмных дел Ченя как только могла. Если АркЭйр крышевалась «Красной Стрелой», она не хотела об этом знать и, чёрт побери, не собиралась озвучивать свои подозрения открыто.
— Что за работа? — Эвелин стояла в проёме люка, ловя каждое слово Ченя. — Ты хочешь, чтобы мы привезли богатеньких мажорчиков с материка?
Чень не ответил, поскольку всё его внимание было занято людьми, пересекающими посадочную площадку по направлению к «Оспри». Первые капли дождя упали с неба, когда они достигли навигационных огней «Оспри». Первое, что приметила Фарида — их оружие.
Двое из них носили гибкую баллистическую броню и шлемы с забралом во всё лицо — не разглядеть даже намёка на человеческие черты, к их спинам с помощью магнитных замков были присоединены дробовики. Малик видела таких типов раньше, обычно на патруле в суровых частях Джиу Шичань, района Нижнего Хэнша. Это точно были солдаты «Бэллтауэр», большой охранной компании, которая заправляла большей частью безопасности в городе. В них было что-то выделяющееся, какая-то грубоватая развязность в походке. На плечах их брони был стилизованный логотип быка, и он же был на тактическом снаряжении третьего человека.
Темнокожий, с чертами лица, по которым можно было предположить, что он из Индии или северной Африки, третий человек был, явно, главным. Он был на голову выше своих сопровождающих, носил ударопрочную броню, которая лучше подходила для зоны боевых действий, чем для городских операций. Он горой возвышался над Ченем, который не полностью пришёл в себя после первого впечатления от неожиданных визитёров.
Темнокожий вопросительно уставился на Ченя.
— Мистер Канн, — начал Чень, пот выступил у него на лбу, — Я просто заканчивал инструктировать моих пилотов. Они вылетят мгновенно.
Канн сделал лёгкий кивок, осматривая «Оспри». Его взгляд упал на Фариду и Эвелин, и скепсис отразился на его лице:
— Я надеюсь, ваш экипаж понимает, что мы имеем дело с особо ценным грузом. Мы не можем себе позволить никаких ошибок.
Эвелин бросила беспокойный взгляд на Фариду и исчезла в самолёте, небрежно бросив: «Я проверю уровень топлива».
Командир наёмников протянул Фариде планшет с данными, она взяла его и, взглянув на подробности полёта, нахмурилась.
— Вы хотите, чтобы мы доставили вас туда? Эти координаты указывают на дельту реки Янцзы. Это на краю Восточно-китайского моря, там негде приземляться.
— Это не ваша забота, — ответил Канн. У него был медленный, сдержанный тон речи, которой казалось, отдавался эхом насмешки во всём, что он говорил. — Просто управляйте конвертопланом.
— Как насчёт погоды? — Фарида указывала планшетом в небо. Дождь был слабый, но на востоке собирались густые чёрные тучи, выглядевшие угрожающе. — Это моя забота. Этот курс заведёт нас прямо в зубы штормового фронта.
— Для вас это проблема? Мне сказали, что вы очень хороший пилот, мисс Малик…
Кто-то сказал Канну её имя, у Фариды от нехороших предчувствий закрутило в животе.
— Я не хотел бы думать, что Чень переоценил вас.
— Мой экипаж вернётся с вашим грузом в кратчайшие сроки, — Чень бросил предупреждающий взгляд на Малик. — Шторм пройдёт через несколько часов!
Фарида сильно сомневалась в столь вольной трактовке прогнозе погоды своего нанимателя, но, несомненно, её мнение сейчас не имело никакого веса.
Канн кивнул своим людям и они отступили назад. Один из них склонил голову, как будто получил голосовой сигнал в свой имплантированный инфолинк.
— Этот рейс должен охраняться, поэтому я полечу с ними, — продолжил Канн.
Он оттолкнул Ченя и шагнул в сторону «Оспри». Чень смотрел на него протестующим взглядом, собираясь возразить, но Канн уставился на него таким тяжёлым, немигающим взглядом, что Чень проглотил своё возражение.
— У нас нет условий для перевозки пассажиров! — сообщила Фарида.
— Я справлюсь, — Канн жестом указал на люк. — После вас.
Фарида стиснула челюсти и забралась на борт «Оспри».
—Только не ждите стюардессу и персонального обслуживания, — бросила она через плечо.
Канн снисходительно улыбнулся ей и забрался внутрь. Фарида почувствовала, что носовое шасси «Оспри» немного опустилось, когда этот великан со своим весом оказался на борту. Она прикинула вес брони, которую он носил, и поняла, что это сверх-тяжёлые кибернетические протезы и подкожные имплантанты. «Этот парень, как танк», — подумала она. —«Напрашивается вопрос — что он здесь охранять собрался?».
***
Фарида заняла место в кокпите рядом с Эвелин и подняла V-22 над взлётно-посадочной полосой. Направив большие трёх-лопастные винты вперёд, стала по кругу поднимать конвертоплан сквозь влажный воздух. Двигаясь быстро и верно, в сотне футов над белыми гребнями моря Фарида сместила угол наклона винтов в горизонтальный полёт и облегчила «Оспри» движение вперёд. Вертящиеся винты разрезали мелкие капли дождя, падающие с туч. Тучи несли за собой ещё больший шторм. Она держала направление полёта непосредственно против встречного ветра, и думала о том, что они хорошо выиграют время. Позднее утро теперь казалось вечерними сумерками, восходящее солнце, которое приветствовало Фариду во время прыжка, потерялось за завесой приближающегося шторма.

Покинув воздушное пространство Хэнши и оказавшись над открытым морем, они с Эвелин свели разговоры к минимуму, придерживаясь стандартных обращений и отвечали только на вызовы. Никто из них не хотел говорить вслух, что они думают. Они знали друг друга достаточно хорошо, чтобы прочитать эмоции в маленьких жестах или поворотах головы. После взлёта, Эвелин очень осторожно взглянула через плечо на расположенную сзади кабинку, где, сидя на откидном стуле, переживал тряский полёт Канн. Она дотронулась до мочки своего уха, это выглядело как простое движение, но Фарида поняла, что это на самом деле значит. Он подслушивал их.
Она едва заметно кивнула. Фарида пришла к умозаключению что Канн, возможно, имеет слуховые импланты, способные ухватить их разговор среди шумов роторов «Оспри».
— Как температура? — спросила она, кивнув в сторону измерительных приборов нового двигателя.
— Хорошо, — ответила Эвелин, — хотелось бы его несколько охладить для начала, но… — Она затихла, ловя взглядом что-то пред носом «Оспри» — Что это? На одиннадцатом часу?
Фарида тоже увидела это. Судно с плоскими формами сидело низко на волнах, поднимаясь и опускаясь с каждым движением вод. Малик взглянула на бедро своего лётного костюма, где лежал цифровой планшет с загруженными данными Канна.
— Мы прибываем к месту назначения. Это то, что мы искали?
Это был грузовой корабль, безобразное судно, прокладывающее себе путь сквозь волны, тяжело нагруженный контейнерами различных размеров.
Фарида следила за кильватерным следом судна.
«Оспри» приблизился к корме, на которой была огромная корпоративная эмблема под панамским флагом и название корабля: «Бельканто».
«Кси-Эн-Джи Шиппинг», — прочитала Эвелин идентификатор компании на корпусе.
— Судя по данным этого идентификатора, у них курс в Осаку. Думаю, у них нет времени останавливаться в наших местах.
— Да, — сказала тихо Фарида, — и что бы это значило?..
Её удивило, что кого-то из «Беллтауэр» заинтересовало судно, плывущее из Панамы в Японию. Всё в этой импровизированной вылазке было тревожным. Но больше всего её беспокоило то, что перед ней не было полной картины происходящего. Чень был в кармане у «Красной Стрелы»... Но какая связь была между ним или триадами с «Беллтауэром»? «Беллтауэр» имела такие же связи с триадами как и «АркЭйр»?
Вопросы множились, но Малик осторожно прятала их в глубине себя, не желая выглядеть слишком мнительной в отношении города, который стал ей домом.
Впереди, на середине палубы «Бельканто» включилось кольцо огней, обозначающие площадку для приземления.
— Ты можешь опустить нас туда? — поинтересовался Канн, из дверного проёма кокпита.
Фарида застыла в своём сиденье. Она не слышала его приближения и тот факт, что такая громадина, как Канн, могла вот так вот абсолютно бесшумно подкрасться со спины, беспокоил её ещё больше.
— Конечно, — ответила Эвелин, — но вы не должны находиться в кабине.
— Не беспокойся обо мне. — ухмыльнулся Канн.
— Как скажешь, приятель, — сказала Фарида и умышленно резко опустила нос «Оспри» вниз, принуждая Канна схватиться за переборку, чтобы удержаться. Повернув штурвал она направила конвертоплан в резкий разворот, пересекая середину палубы «Бельканто». Работая наклонными роторами, «Оспри» сел на вертолётную площадку.
— Открыть люк, — приказал Канн и Эвелин подчинилась.
Когда Фарида встала с кресла, намереваясь спуститься на палубу, наёмник «Беллтауэр» предостерегающе поднял руку в перчатке.
— Нет. Вы должны ждать здесь. Мы будем тут не долго.
Когда Канн ушёл, Эвелин взглянула на Фариду:
— Он не хочет, чтобы мы видели, что они грузят.
Фарида наклонилась вперёд в своём кресле, вглядываясь через влажное стекло на происходящее на палубе. Она увидела людей несущих цилиндрические белые контейнеры: трубы чуть более двух метров длиной и метра шириной.
— Теперь мы оба можем добавить в своё резюме перевозку контрабанды, — спокойно резюмировала Фарида, — должно быть, это такой любопытный груз, который они не хотят показывать таможенникам.
— Как думаешь, что это? — спросила Эвелин — Наркотики?
— Может быть… — Фарида обдумала такой расклад. — Но, скорее всего, это оружие. Из тех видов, которые правительство Китайской Народной Республики не хотело бы видеть на своих берегах...
Неприятный холодок прошелся по спине, когда Фарида осознала что эти контейнеры были достаточно велики для чего угодно, включая тактическую ядерную бомбу. Она постаралась прогнать эту мысль прочь. И так уже слишком много было лишних и опасных догадок. «Это не твоя забота, сиди тихо и ни во что не вмешивайся», — постаралась мысленно успокоить себя Малик, но гнетущее чувство никуда не ушло.
«Оспри» просел на шасси, когда четыре капсулы были погружены на борт, закреплены и накрыты грузовой сеткой. Фарида краем глаза заметила вспышку. В небесах, перекрывая плеск вол, разнёсся низкий басистый рокот грома. Тут же последовала вторая вспышка. На этот раз, Малик посмотрела прямо на молнию, зигзагами устремившуюся к поверхности моря. Аугументированное зрение Фариды снизило яркость света и она смогла увидеть освещённый вспышкой бассейн на палубе «Бельканто».
Там был Канн, стоявший в стороне и разговаривающий с высокой и худой, как глиста, женщиной одетой в блестящую кожаную куртку; но она точно не разговаривала, решила Фарида присмотревшись, говорил только Канн. Ветер потянул тонкий вымпел чёрных волос, свисающих с её наполовину выбритой головы, обнажая её лицо, которое выражало звериное терпение. Фарида заметила, что она стояла неподвижно, в то время как Канн рядом переминался с ноги на ногу. Бойцовские рефлексы, предположила она. Казалось, что женщина не рассматривает большого «Беллтауэрского» наёмника как угрозу, несмотря на очевидное несоответствие их весовых категорий.
Фарида увидела, как женщина передала что-то Канну, и предположила: «Может быть карманный секретарь?» Потом незнакомка безмолвно отпустила наёмника, словно верного пса, и изящными шагами пошла по палубе. В поле зрения Малик попали ноги женщины: они были кибернетическими, но таких экзотических ног Фарида никогда раньше не видела. Сделанные из изогнутой стали, тонкие как ноги газели, они делали походку своей хозяйки неестественно изящной.
Молния ударила снова и Фарида рефлекторно моргнула. Невероятно, но в это мгновение женщина в чёрной куртке исчезла. Малик нахмурилась и протёрла глаза, неуверенная в том, что она только что видела.
— Дамы, — позвал Канн, когда забрался обратно в грузовой отсек, — наше дело сделано. Задраиваемся и поднимаемся в воздух! — от былой напряжённости и неуверенности Канна не осталось и следа и он снова был громадным наёмником, уверенным в своём превосходстве.
— Это будет весело, — Эвелин сердито зыркнула на наёмника, наблюдая как Фарида, выполняющая функции второго пилота, нажала команду на контрольной панели перед собой.
— Нет, подожди. Веселье — не подходящее слово. Уверена, что хочешь сделать это, подруга?
— Пристегнись, — бросила Фарида и вместо ответа и подала энергию на роторы. Конвертоплан задрожал и резко поднялся в воздух, скользя боком и не имея сил сопротивляться потокам ветра. Малик стиснула зубы и компенсировала это движение нажатием ноги на рулевую педаль, подняла опоры, чтобы безопасно подняться вверх. Одна из мачт «Бельканто» оказалась в опасной близости к хвостовым крыльям, но всё же они смогли взлететь над палубой грузового судна.
«Оспри» тяжело повернулся и ударился в стену тяжёлого дождя, держа путь назад, по направлению к береговой линии Китая.
***
Они пролетели 6 миль, когда в самолёт ударила молния.
Фарида проклинала себя, Ченя, Канна и того, кто бы он ни был, кто послал их на этот идиотский полёт, ставший таким опасным. Отрываясь от палубы Бельканто она сделала выбор: разогнать моторы и полететь назад к берегу максимально быстро, сделав ставку на мощность двигателей и попутный ветер, чтобы вернуться в «АркЭйр» прежде чем шторм настигнет конвертоплан. Другая альтернативна — подняться через облака и лететь выше штормового фронта — казалась ей не безопасной. Но теперь было слишком поздно что-либо менять, выбор сделан.
Небо, которое почти ласково играло с ней несколько часов назад, теперь кажется, решило схватить конвертоплан Малик и разорвать его на части. Ветер бил по крыльям «Оспри». Турбулентный воздух вызывал резкие, захватывающие дух пикетирования, и тогда вспенивающаяся поверхность моря становилась слишком близкой, пытаясь слизнуть их волной.
Они собирались проложить курс впереди грозового фронта, обогнать его, но молнии оказались проворней. Одна их всё-таки настигла.
За окном раздался визг пробиваемого воздуха и копьё белого света, яркое как лазер, ударило в фюзеляж конвертоплана. В кокпите запахло горящей проводкой и пластиком, погасла подсветка всей приборной панели — электроника подверглась критической перегрузке, замкнуло всю сеть. «Оспри» дёрнулся, двигатели потеряли мощность. Через мгновение контроль над конвертопланом вернулся, но управление стало невнятным и неотзывчивым. Сзади в грузовом отсеке, что-то большое и тяжёлое резко сместилось, со звоном ударившись о внутреннюю часть фюзеляжа.
Фарида выругалась себе под нос и нажала на панель перезапуска системы, но элементы управления оставались тёмными. Правое крыло «Оспри» окунулось в могучий воздушный поток и конвертоплан вошёл в плоский штопор.
— Экраны больше не включаются, — выкрикнула Эвелин. — Чёрт бы побрал это замыкание, этот сукин сын падает как кирпич.
— Вторые! — сказала Фарида, дотронувшись рукой до защёлки четырёхточечного ремня безопасности — Я пойду перезагружу. Управление на тебе.
— Дьявол! — выпалила Эвелин, морщась, когда «Оспри» проигнорировал её попытку вывести его из пике. — Так, давай быстрее!
Малик не нуждалась в подсказках, оба пилота знали что конвертоплан имел второй набор автоматических выключателей, находящийся за панелью в грузовом отсеке, и, если Фарида сможет добраться до них, у них появится шанс пустить ток по жизненно важным системам «Оспри», прежде чем он рухнет в море. С этой скоростью и углом падения рухнуть в воду всё равно, что столкнуться с бетонной стеной. V-22 упадёт и утонет за считанные секунды.
Фарида бросилась к грузовому отсеку, ловя краем глаза приближающееся море. «Оспри» закручивало всё сильнее. Она ударилась рукой об люк. Рука занемела. Но Малик не могла позволить себе медлить.
Она проскользнула в грузовой отсек и чуть не упала, споткнувшись о Канна. Он лежал, развалившись на металлическом полу, и стонал. Концы ремня безопасности его сидения хлопали по каркасу, именно туда пришёлся удар молнии. Очевидно, Канн, падая, сильно ударился головой об пол. Но у Фариды не было времени осматривать его. Она рванула вперёд, мимо белых грузовых контейнеров деформированных в своих сетях, борясь с центробежной силой, тянущей её к борту. Перебирая руками, она, наконец, добралась до панели выключателя и диким рывком сорвала крышку. Огни в грузовом отсеке загорелись снова.
Из кокпита послышался победный визг Эвелин, и «Оспри» несколько выровнялся, когда винты получили энергию. Двигатели самолёта взревели, и фюзеляж заскрипел от напряжения, но Фарида смогла почувствовать смену положения. Им удалось! Она знала, что её подруга задержала их смертельное снижение.
Волна облегчения прошлась по её телу и Фарида выдохнула, не замечая, что до этого задержала дыхание. Она пошла обратно в кабину, но неожиданно почувствовала, что в грузовом отсеке стало очень холодно.
Контейнеры, которые они перевозили, излучали холод, и от одного из них валил белый пар и шёл резкий запах криогенных химикатов. Капсула приоткрылась на несколько сантиметров, несомненно, из-за тряски. Фарида подошла ближе и увидела, что верхняя часть цилиндра из прозрачного пластика, побелевшая от слоя инея. И внутри…
Внутри был человек. Бледное и морщинистое аристократическое лицо, обрамлённое седыми волосами до плеч. На его лице не было привычного спокойствия, которое присуще спящим, было опасение, что его заморозят в одно мгновение. Фарида подошла к контейнеру.
— Что ты там делаешь? — Канн встал на колени, одна рука была прижата к голове, другой он опирался на переборку — Отойди!
Наёмник подошёл ближе, заполнив собой весь отсек и всем своим видом выражая угрозу.
— Конечно. — согласилась Фарида быстро, и протиснулась мимо Канна, прежде чем он смог среагировать, проскользнув обратно в кокпит.
Эвелин бросила на неё уставший, но торжествующий взгляд.
—Проклятье, девочка, это было так близко… — она затихла, увидев встревоженное лицо своей подруги — Ри, ты в порядке? Тебе больно?
Фарида покачала отрицательно головой и плюхнулась в пилотское кресло.
— Просто… Давай просто сядем где-нибудь.
— Хорошо, — Эвелин кивнула, — сядем на ближайшей площадке.
— Нет, — Канн появился в дверном проёме. Его лицо было всё в потёках крови из раны на лбу и от этого казалось ещё более устрашающим — Ты приземлишься в месте назначения, которое было оговорено и нигде больше, понятно?
— На всякий случай, если ты не обратил внимание, в нас ударила молния, — прорычала Эвелин, — нам нужно сейчас же приземлиться где-нибудь!
— Нет, — повторил Канн, опустил руку на револьвер Даймондбэк, находящийся в кобуре на бедре, и кивнул в сторону огней Верхней Хэнши — Делайте, что вам говорят. Я повторять не буду.
***
Оставляя за собой тонкий дымный шлейф из правого двигателя, «Оспри» выполнил не элегантную посадку на восьмиугольную площадку за пределами куполообразного задания. Здесь, на северном краю верхнего города, где правительство выделило место для лёгких инженерных работ и промышленности с низким уровнем воздействия на окружающую среду, было небольшое воздушное движение.
Шторм по-прежнему толкал дождевой фронт перед собой, но, к счастью, не последовал за ними за устье Янцзы. Когда конвертоплан заходил на посадку дождь бил по обшивке, но крупные капли только выбивали барабанную дробь.
— Где мы, чёрт побери?!, — воскликнула Фарида, — нет транспондеров 8 , нет географического кода.
Она изучила непримечательный купол вдали, ища хоть какой-нибудь идентификатор или корпоративный логотип, но не нашла. Место напоминало больницу или лабораторию.
— Этот район обычно запрещён для коммерческих полётов, — заметила Эвелин. — Здесь расположены правительственные комплексы. Об этом мне рассказывал Ли. Здесь производятся сверхсекретные исследования и разработки для больших корпораций… Тирглас, Кэйга, Тай Юн, такие вот ребята. Они держат всё здесь в тайне, в целях безопасности.
Фарида понимающе кивнула. У неё из головы не шло лицо того человека, который лежал в крио-капсуле. Канн был уже на площадке, следя за тем, как роботы-погрузчики выгружают цилиндры, цепко держа их своими металлическими манипуляторами.
Эвелин поднялась со своего сиденья:
— Я поднимусь на крыло, проверю место, куда нас ударила молния. Я имею в виду, если мы вдруг не сможем взлететь то…
— Убедись, что можем, — сказала ей Фарида, наблюдая как Канн следует за погрузчиками на складской уровень, располагающийся ниже посадочной площадки, — Я должна проверить кое-что...
Фарида прошла мимо своей подруги и скрылась в люке для экипажа. Эвелин окликнула Малик, на её лице выражалось замешательство и беспокойство.
— Ри! Не надо. Только... не надо вмешиваться. Просто закончим с этим и вернёмся в «АркЭйр». Неважно, что скажет Чень, мы не хотим об этом знать, верно?
Фарида почти произнесла ответ, который давала обычно. У неё был выбор: искать другой путь и отодвинуть в сторону всё то, что беспокоило её или освободиться от всего этого.
— Просто будь готова взлетать, — крикнула она Эвелин, выскользнув из конвертоплана, и побежала вниз по направлению к складскому уровню.
***
Фариде было достаточно легко избежать обнаружения медленно движущимися камерами Большого Брата. Найдя удобную позицию на бетонном скате, она спряталась за стеллажами с контейнерами. Она хотела продолжить путь, но увидела роботов складывающих крио-контейнеры и отступила назад. Канна ждал человек восточной наружности в безупречном строгом костюме и трое таких же солдат из «Беллтауэра» как те, которых она видела в «АркЭйр».
— Были проблемы? — спросил человек в костюме, заметив рану Канна. Очевидно, что он был в некотором роде руководителем.
— Полёт был тряским, — ответил Канн, — мы ведь выполнили работу? Я уверен, что твой наниматель не хочет терять наше с тобой время.
Костюм кивнул.
— Как скажешь, Нархари, — из-за его спины вышла женщина в одежде, напоминающей лаборанта или медика, и тут же последовала команда, —откройте их!
Женщина вытащила свой портативный девайс и набрала на его поверхности код. Четыре капсулы с шипением открылись, напустив студёного тумана. В каждой из них лежал человек. Женщина ходила между капсулами, снимая показания и вводя быстрые уколы.
— Повреждений нет. — Заявила она через некоторое время.
Разум Фариды наполнился вопросами, когда четыре человека в капсулах проснулись и встали.
— Где я? — спросил один из них — тучный азиат.
— Добро пожаловать в Хэншу, — приветствовал с фальшивой улыбкой Костюм, — и добро пожаловать на ваше новое место работы!
Группа обменялась тревожными взглядами.
— Мы… мы работаем на «Изолей», — сказал седоволосый мужчина, которого Фарида мельком увидела в грузовом отсеке, — в Лиме.
«Изолей» — один из крупных производителей технологий человеческих аугментаций в западном полушарии и Фарида вспомнила, что они были в жёсткой конкуренции с несколькими дальневосточными соперниками в Китае и Японии. Она сомневалась в том, что эти люди были здесь по собственной воле.
Костюм кивнул и снисходительно улыбнулся, как будто разговаривал с детьми.
— Вы больше не являетесь работниками этой компании. Там ваши навыки не были оценены должным образом. И тогда, было решено, что вы могли бы предпочесть привнести ваш опыт в более... доходное место работы. Вы будете получать зарплату в разы больше. Вы будете обеспечены новым жильём и оборудованием, которое далеко опережает всё, что вам могло предложить «Изолей».
Вдруг для неё всё стало ясно. Фарида стала свидетелем конца того что называли насильственной договорной передачей — причудливый официальный термин придуманный для того, чтобы заменить страшное и обыденное слово — похищение. Старый мужчина и эти другие бывшие работники Изолей были похищены с улиц Лимы за их знания и способности, привезены на новое место работы. Утечка мозгов из одной корпорации в другую под дулом пистолета.
Лицевые мускулы Фариды напряглись, она крепко сжала челюсти. Она ощутила отвращение к тому, что являлась частью такого страшного союза «АркЭйр», «Красной Стрелы» и «Беллтауэр» с корпорацией, которая приказала захватить и перевезти этих людей.
Ей стало интересно, сколькие из тех грузов, которые она не раз доставляла из одного пункта в другой, прикрывали контрабанду, похищения и иные тёмные дела триад? Что могло быть спрятано в неприметных контейнерах и ящиках с фабричной маркировкой? То, о чём ни она, ни Эвелин никогда бы не догадались. Фарида ощутила смятение и, одновременно с этим, стыд. Ей было совестно за то, что она невольно стала соучастником стольких преступлений. Она должна была найти другой путь, другой способ зарабатывать на жизнь, а не идти на сговор с собственной совестью.
«Ты всегда подозревала нечто подобное», — услужливо откликнулась совесть, — «и теперь ты точно это знаешь».
Пожилой человек продолжал говорить.
— Мы не хотели этого, — отрезал он, рубя рукой воздух перед лицом человека в костюме, — У меня осталась жена и дочь в Лиме! Там моя жизнь! Я не согласен работать с ворами и похитителями!
— Постойте, подождите, — вмешался азиат, —Мы должны выслушать их.
— Нет! — Голос седовласого перешёл в крик, старик шагнул в сторону Костюма, тряся кулаком. — У вас нет прав, вы забрали нас без нашей воли! Это преступное деяние! Отпустите нас сию же минуту!
— Мы были информированы, что с этим джентльменом могут быть сложности, — вздохнул Канн.
— Да… — сказал Костюм — Я надеялся, что он сможет пересмотреть свои взгляды и поступить более разумно. Но я вижу, что ещё нет.
Канн и человек в костюме обменялись хитрым взглядом.
Для наёмника этого было достаточно, он вытащил свой пистолет, плавным движением направил его в грудь пожилого мужчины и нажал на спуск. Пистолет рявкнул и отдача отбросила седовласого назад в свою крио-капсулу.
Зафиксированная, машиноподобная улыбка на лице человека в костюме ни сколько не изменилась и он продолжил всё тем же располагающим снисходительным тоном:
— Ещё кто-нибудь желает оспорить детали нашего нового контракта?
Фарида инстинктивно прикрыла рот рукой и отпрянула назад. Небрежная жестокость казни заставила её на долгую секунду почувствовать тошноту. На грани паники Фарида вскочила на ноги и бросилась наверх по рампе к конвертоплану.
Она не видела, как Канн посмотрел в ту сторону, где она раньше пряталась, его лоб наморщился, когда его слуховые импланты уловили звуки движения.
***
— Что ж, повреждения не такие большие как выглядят, — начала Эвелин, когда Фарида забралась в «Оспри» по аппарели.— Я думаю, мы в состоянии вернуться в «АркЭйр» без каких-либо более…
— Запускай, — бросила Фарида, до того как ей удалось закончить фразу. — Мы улетаем.
Подруга увидела её бледное лицо.
— Ри, в чём дело? Что не так, этот козёл Канн что-то сделал?
Фарида нахмурилась, эхо выстрела до сих пор звенело в ушах.
— Я видела… — она начала говорить, но не могла громко произносить слова — Мы… Мы должны убираться отсюда прямо сейчас!
Она едва проговорила эти слова, как зазвучал низкий звуковой сигнал тревоги и тени людей в баллистической броне возникли на рампе. Они двигаясь к посадочной площадке с оружием в руках.
Роторы «Оспри» уже разрезали воздух, когда солдаты «Белтауэр» достигли площадки. Нисходящий поток воздуха жёстко бил их, не давая прицелиться в конвертоплан. Но всё же они открыли огонь, и пули десятого калибра из дробовиков «Видоумэйкер» 9 засвистели где-то совсем рядом.
«Оспри» оторвался от земли, используя всю мощь двигателей, маленький ураган из пыли и обломков ослепил солдат и скрыл бегство конвертоплана.
***
— Они стреляли в нас! — Эвелин бросила на Фариду жёсткий взгляд и повысила голос. — Какого чёрта они пытались нас сбить?!
— Ты слышала выстрел? — глаза Малик словно бы остекленели, она всматривалась в пейзаж за кокпитом. — Раньше?
— Что? — Эвелин была в замешательстве. — Слушай, если мы просто вернёмся туда, ты им всё объяснишь, хорошо?
Фарида помотала головой, как нитку сквозь иголку проводя «Оспри» через гелиоприёмники верхнего городского комплекса.
Контертоплан снизился, пройдя через широкое пустое пространство Паньгу, и свалился в тени Нижней Хэнши.
— Это не сработает.
В голосе подруги был твёрдый отказ, поэтому Эвелин долго не решалась ничего сказать. Она снова обрела голос, когда почти достигли искусственного рифа и посадочной площадки «АркЭйр».
— Фарида, зачем ты вернулась туда? Расскажи мне. Это было связано с тем грузом?
«Люди. В тех контейнерах были невинные люди!» — Слова крутились на языке и Малик хотела прокричать их вслух. «Убийство. Команда похитителей и хладнокровное убийство!». Но вместо этого её горло сжалось и она поняла, что не может говорить. Фарида вдруг вспомнила о импланте в её черепе, чувствуя ложную тяжесть аугментации, как если бы её установили только что.
Там, в буфере этого чёрного ящика, была видеосъёмка того как Канн казнит учёного Изолей. Убийство зафиксировано во всех подробностях, с педантичным вниманием к каждой детали.
Всё что она могла сделать, это выполнить определённую серию команд и видеосъёмка могла проигрываться в её голове снова и снова. Выстрел. Тело пожилого человека как тряпичную куклу швырнуло в сторону. Она снова почувствовала тошноту.
Фарида вновь содрогнулась и покачала головой.
— Мы… должны приземлиться.
***
«Оспри» приземлился на южную площадку «АркЭйр», Эвелин отстегнула ремни безопасности, поднялась с сиденья и повернулась к Фариде.
— Расскажи мне, — сказала она, повысив голос от шума роторов, замедлявшихся на холостом ходу. — Я твой друг, я здесь, с тобой. Помнишь? Ты и я против всего мира, верно?
— Верно, — ответила Фарида со слабостью в голосе.
Но ничего больше она сказать не могла. Ледяной холод наполнил внутренности, кровь отлила от лица. После того, что она увидела, отважится ли она поделиться с Эвелин этим знанием? Солдаты «Беллтауэр» придут за ней. Но Эвелин Кармайкл?! Эвелин была просто тем, кому не повезло быть подругой этой безрассудной, глупой женщины по имени Фарида Малик, чья совесть толкнула её на край пропасти.
Фарида посмотрела через стекло кокпита и увидела Джей Ченя. Он стоял на лётном перроне рядом с реактивными самолётами и смотрел прямо на неё. Он держал карманный секретарь 10 прижатым к уху и выражение его лица не имело ни малейшего намёка на того дружелюбного, приветливого парня, которого Фарида знала по многим месяцам работы на него. В эту секунду она поняла, что она совершила серьёзную ошибку, вернувшись на посадочную площадку «АркЭйр».
Чень разговаривал с ними прямо сейчас, она знала это инстинктивно; на том конце трубки должен был быть кто-то из «Красной Стрелы», требующий голову Фариды Малик на блюде.
— Прости меня… — сказала она, — Эв, я тебя подставила…
— О чём ты говоришь?
Фарида не получила шанса ответить. Из заднего отсека послышался лязгающий звук, она обернулась и увидела Лау, который зашёл в грузовой отсек.
Лау отвечал за безопасность в «АркЭйр». Фарида и Эвелин быстро поняли, что его стоит избегать. Будучи бывшим гангстером из неблагополучного района Пекина, он был конфликтным и всегда пребывал в плохом настроении. Его бритая голова была покрыта агрессивными татуировками с изображением огненных драконов и монструозных существ. Он одевал едва вмещающую его в себя байкерскую одежду из искусственной кожи и имел хитрые манеры и бандитский нрав.
— Эй, — сказал он, обращаясь к Эвелин, — Меня послал Чень. Он хочет поговорить с тобой, — Лау указал на перрон, — не заставляй его ждать.
— Ты должна сделать то, что он говорит, иди, — быстро сказала Фарида, до того как её подруга возразит, — Всё хорошо.
Эвелин посмотрела на неё подозрительным взглядом.
— Хорошо, — сказала она с неохотой, — мы увидимся на разборе полётов?
— Да, конечно, на разборе полётов, — солгала Фарида, — будь там.
Лау подождал пока Эвелин выйдет из открытого грузового отсека и не исчезнет из поля зрения, затем снял с ременной петли автоматический пистолет и прицелился в Фариду.
— Хорошая девочка, — фыркнул он. — Теперь не заставляй меня продырявить твою задницу. Мы же не хотим сделать ситуацию хуже, чем уже есть?
— Нет, — ответила Фарида. Её руки всё еще были на штурвале и наклонённые роторы Оспри ещё лениво крутились.
— Выключи, — потребовал Лау, — есть некоторые люди, которые хотят поговорить с тобой.
— Конечно.
Следующие действия Фариды не были похожи на осознанное решение, казалось, что её тело среагировало бессознательно.
За долю секунды одной рукой она хлопнула по дросселям до отказа, подавая всю мощь к двигателям. Роторы завыли, «Оспри» резко дёрнулся вперёд и неровно поднялся над посадочной площадкой. Другой рукой она резко потянула назад штурвал и нос конвертоплана задрался кверху.
Лау споткнулся, когда «Оспри» оторвался от земли, его свободная рука искала за что ухватиться, когда пол под его ногами наклонился. Он закричал и нажал на спуск своего пистолета, отправляя шальные пули в стены грузового отсека и через люк в кабину.
Фарида вздрогнула, когда пуля срикошетила от бронированного стекла кокпита и врезалась в приборную панель. Она потянула штурвал и «Оспри» почти перевернулся, войдя в крутой поворот. Переключив режим работы двигателей на концах крыльев, Фарида запустила конвертоплан в набор высоты и тот быстро стал удаляться от посадочной площадки «АркЭйр», буквально скользя по крышам близлежащих складов.
— Ты ёбаная сучка! — Лау кричал, перемежая свои слова с выстрелами. — Ты сумасшедшая!
— Ты сам это сказал, — кивнула Фарида себе и сделала «полубочку» 11 , чтобы вытряхнуть оружие из рук головореза. Лау издал пронзительный крик, который затих, когда он потерял хватку и вылетел через открытый люк.
Фарида постаралась не думать о том, что случилось с Лау.
— Он пытался тебя убить, — сказала она самой себе, — у тебя не было выбора.
Хаотическая путаница эмоций взбудоражила Малик; горе и злость, страх и восторг. Она коснулась момента в памяти, когда она летела в небесах этим утром, когда ясное чувство дикой свободы овладело ей. Фарида почувствовала то же самое, но окрашенное тенью. Это была дрожь от того, что сегодня удалось обмануть смерть, сбежать от тьмы.
— Я знаю что вы сделали, — сказала в никуда, — я видела то, что не должна была видеть...
— АркЭйр Ноль-Девять-Девять. — Фарида подпрыгнула от звука голоса в её наушниках. — Малик. Это Чень. Вернись обратно, пока ты не сделала что-нибудь, о чём мы все будем потом жалеть.
Она колебалась, собирая силы в кулак, чтобы удержать спокойный тон голоса и успокоиться:
— Я уже жалею кое о чём, Джай. О том, что работала на тебя. И на твоих приятелей из «Красной Стрелы».
Она слышала вздох Ченя:
— Я не хотел, чтобы ты говорила это. Ты знаешь, что было в этих контейнерах? Ты знаешь какой ублюдок этот Канн? А я всегда это знал. Это просто бизнес. Теперь вернись обратно. Ты же не хочешь, чтобы твоя подруга пострадала вместо тебя?
Глаза Фариды сузились.
— Эвелин ничего не знает. Если ты причинишь ей вред, я расскажу всеми миру, чем ты и «Беллтауэр» здесь занимаетесь.

Она сменила курс, летя низко над прибрежной зоной Нижнего города.
Чень вздохнул снова:
— Эх, Малик. Если ты этого хочешь, окей. Ты не проживёшь долго.
Радиоканал выключился с треском помех, угроза эхом отдавалось в мыслях Фариды.
Мгновением позже, что-то маленькое, размытое и угловатое пролетело мимо кокпита «Оспри», почти принуждая конвертоплан к столкновению.
***
Дроны были развёрнуты из башни центра безопасности «Беллтауэр» в Верхней Хэнша через несколько мгновений после сигнала тревоги посланного на индивидуальной частоте майора Нархари Канна, оперативного полевого офицера района «Хэнша».
Быстрые и незаметные, каждый из трёх беспилотных летательных аппаратов напоминал большой дротик с дельтовидными крыльями. Мощные векторные двигатели держали дронов в воздухе, шар с сенсорами-глазами и окна для камер на носу позволяли машинам работать в полу-автономном режиме. Их ограниченного, бортового искусственного интеллекта было достаточно, чтобы распознать силуэт летящего V-22 «Оспри»; они помогали «Красной Стреле» предоставлять заданные частоты транспондера; по короткому приказу дроны могли производить тригонометрическую съёмку местонахождения. Обычно, эти автономные дроны применялись в длинных, долгих миссиях по наблюдению за людьми интересующих «Беллтауэр» и его клиентов. Но не сегодня.
Канн использовал голосовой интерфейс, чтобы дать дронам простые и прямые приказы:
— Оружие наготове, найти и уничтожить!
***
Осколки красного трассирующего снаряда хлестнули мимо кокпита «Оспри» и Фарида толкнула нос машины вниз, выпав из среднего уровня воздушного коридора в узкие границы улиц Нижнего Хэнша. Каньон из стекла и стали возник с обоих сторон, в некоторых местах вращающиеся роторы на концах крыльев разрезали воздух в менее чем четырёх метрах от балконов ближайших зданий. Она видела тени испуганных лиц вглядывающихся в окна, когда конвертоплан пулей пролетал мимо.
Без пилотов на борту, дроны «Беллтауэра» были способны на резкие виражи с большой перегрузкой, которые были чрезмерны для человека и могли вызвать крушение. Они двигались как стая рапторов, изводящих Фариду на каждом таком повороте.
«Оспри» с рёвом пролетал мимо широких садов на крышах, срывая с бельевых верёвок сушащуюся одежду, опрокидывая всё, что не было закреплено и поселяя хаос словно яростный ураган. Когда Фарида послала конвертоплан в очередной поворот, она мельком увидела преследующий дрон – чёрная фигура с острым, гладким профилем с дулом пусковой установки под фюзеляжем. Воздух наполнился треском от скопа трассирующих снарядов, выпущенных дроном. Малик сделала всё возможное, чтобы уклоняться – но V-22 не был боевой машиной и ему не хватало манёвренности, чтобы состязаться с меньшими и гораздо более манёвренными дронами. Несколькими часами ранее Фарида рисковала жизнью просто наобум. Но теперь у неё не оставалось выбора.
Часть её не верила, что это произошло. Воздушная погоня через Нижний город Хэнши? Что-то подобное было бы невозможным утаить от СМИ и социальных сетей. «Беллтауэр» или тот, кто дергал за ниточки, не мог надеяться замять это дело ... или мог?
Затем она подумала обо всех репортажах, о «войне гангстеров» и необычных «несчастных случаях» которые она видела по местному отделению телеканала «Пик» 12 и спросила себя, как много из них были такими же людьми, как она, людьми которые видели и знали слишком много и не смогли убежать достаточно быстро.
Это оживило Фариду и она сконцентрировалась на маршруте, обдумывая свой путь через улицы, которые были знакомы ей по визитам в ночные клубы районов Куайгань и Дайгун.
— Ну хорошо, парни, — сказала она дронам — Попробуйте, догоните.
Быстро приближался перекрёсток, место соединения Парфюмерной Улицы и Улицы Шести Драконов. Фарида нажала на рулевые педали и отправила «Оспри» в кружение, регулируя скорость и высоту для необходимого угла и импульса. Она бросила конвертоплан в девяностоградусный поворот и рванула в южном направлении. Улица Шести Драконов являлась трёхполосной проезжей частью, сравнительно широкой для авеню Хэнши, но над землёй её ширина была заужена освещёнными рекламными щитами которые протянулись по стенам зданий.
Она ждала до последней секунды, чтобы направить «Оспри» в тяжёлую полубочку, качая его на одном крыле, когда неоновый рекламный щит пива «Счастливый карп» замаячил перед ней.
Преследующий дрон со своим узким полем зрения, заметил рекламный щит слишком поздно. Он повернул быстро, но не достаточно быстро для эффективного манёвра в тесных границах улицы. Беспилотный летательный аппарат столкнулся с мерцающими огнями. Стекло и металл дождём упали вниз на улицу. Дымящийся фюзеляж дрона прорвался сквозь рекламный щит и пронёсся пол-квартала по инерции, пока не остановился в безлюдном переулке.
— В клочья! — вызывающе и дерзко выкрикнула Фарида — Кто следующий?
Приняв информацию от своего собрата прямо перед тем, как он был разрушен, второй дрон взял другой курс и смог избежать крушения. Он сделал бочку 13 и оказался над «Оспри». Орудия дрона повернулись и обстреляли конвертоплан когда он пролетел мимо. Фарида почувствовала отдачу от крупнокалиберных снарядов, которые пронзили крылья и фюзеляж. На приборной панели загорелись сигнальные лампочки, но ничего не горело и не случилось ничего фатального, поэтому она просто игнорировала их.
Бросив ещё раз взгляд на панель управления, она нахмурилась и схватилась за рычаги управления. Она была чертовски хорошим пилотом, это ни у кого не вызывало сомнений, но «Оспри» имел свой предел прочности и она, кстати, тоже. Дроны собирались настигнуть её — и это было только вопросом времени. Чтобы выбраться из этой передряги живой, ей нужно быстро соображать и быстро действовать. Она должна была найти другой выход.
Было опасно изменять высоту роторов на определённой воздушной скорости, но Фарида это сделала. Она дёрнула рычаги управления и бросила «Оспри» вниз вслепую, раздирая паутину, натянутых между двумя узкими домами-башнями, кабелей.
Второй дрон прогремел мимо, входя в вертикальный переворот Иммельмана 14, который мог бы привести его обратно к улетающему «Оспри»; третий дрон повторил курс Фариды и последовал за ней.
Переулок закончился кирпичной стеной, которая возвышалась высоко над землёй. «Оспри» завис перед ней подобно вертолёту, что ему позволяли сделать наклонённые роторы.
Фарида увидела, как дрон пролетел над крышей кокпита, его воздушные реверсные тормоза отчаянно пытались сбросить скорость. Малик увеличила обороты двигателей и в тесном загороженном проходе узкий восходящий поток воздуха стал подобен внезапному сильному порыву ветра. Эта волна разрушила воздушный поток над тонкими, как бритва крыльями третьего дрона и швырнула его в стену. Последовала яркая вспышка и взрыв.
Вертясь на месте и поднимаясь вертикально, Фарида направила «Оспри» мимо окон и ярких панелей голографических знаков. На контрольной панели теперь было много красных огней и она могла почувствовать, как конвертоплан замедляется. Гидравлическое давление стало падать, уровень перегрева двигателя рости слишком быстро.
— Последняя просьба, здоровяк, — сказала она ему, прося машину оставаться в воздухе на несколько мгновений больше, — не подведи меня.
Ниже по правой стороне, сверкнул чёрный металл и Фарида поняла, что это последний дрон готовится разорвать «Оспри» своей огневой мощью. Сейчас они были над строящейся зоной, каркасы банков и блоки офисов были со всех сторон. Она видела фигуры людей в оранжевых жилетах, старающихся поскорее покинуть зону воздушной баталии, даже когда их коллеги – роботы проигнорировали вид конвертоплана с жужжанием пролетевшего над головой.
Лазерный луч дальномера скользнул по передней части конвертоплана, мигнув коснувшись разбитого от пуль стекла.
— Думаешь, ты поймал меня? — спросила Малик — Ты меня не получишь.
Фарида повернула винты и нажала на дроссель до упора, «Оспри» нырнул вниз, прямо на набирающего высоту дрона. Она попыталась представить себе, что думает оператор «Беллтауэра», контролирующий дрон в его последнюю секунду, когда большой конвертоплан внезапно заполнил собой всё пространство в объективе камеры расположенной на носу дрона.
Видит ли это ублюдок Канн? Видел ли он её лицо сквозь стекло кабины в последнюю секунду, твёрдое бесстрашие в её глазах, отказ сдаваться на его растерзание?
Дрон пытался изменить курс, но «Оспри» прихлопнул беспилотник, совершив опережающий манёвр, который разорвал дрон пополам. Конвертоплан пострадал при столкновении, корпус разорвало и вспышки возгорания пошли по всему днищу.
Из дыр в фюзеляже заструился чёрный дым, «Оспри» завыл и вошёл в плоский штопор. Скользя в воздухе, оба ротора разрезали пластиковую обшивку строительных лесов вокруг незаконченных верхних этажей клиники «ПРОТЕЗ» и «Оспри» рухнул на металлический каркас здания.
На месте удара вспыхнул огонь, освещая окрестности оранжевыми и чёрными красками, отражаясь на нижней части Паньгу.
«Оспри» сгорел быстро. Он никогда больше не поднимется в воздух.
***
— Почему никто мне не хочет рассказать, что происходит? — крикнула Эвелин, её терпение лопнуло — Фарида вынудила их стрелять в нас, испугалась и бежала ... Это не похоже на неё!
Она свирепо посмотрела на Ченя через комнату отдыха для пилотов, сжала кулаки.
— Что ты заставляешь нас делать, Джай?
— Вашу работу, — он сердито огрызнулся, — разве я не говорил вам сотню раз, просто ведите эти чёртовы вертолёты и дайте мне позаботиться обо всём остальном. Это так сложно понять?
— Ты платишь нам, что бы мы были пилотами, а не слепцами!
Привычным рингтоном зазвонил карманный секретарь и Чень ответил на звонок, игнорируя возражение Эвелин. Он молчал некоторое время и Эвелин могла слышать ворчание, глубокого безразличного голоса на том конце трубки. «Канн, — решила она, — позвонил, чтобы проверить».
Чень холодно на неё посмотрел.
— Как насчёт другой? — услышала она вопрос с того конца провода и увидела, что губы Ченя сжались.
— Вы уверены в этом?.. Хорошо Я заберу её отсюда.
Он нажал «отбой» и изучающе посмотрел на Эвелин. Её гнев остыл, когда она поняла серьёзность ситуации. Если все истории про связь Ченя и «Красной Стрелы» были правдой, то дела Эвелин и Фариды были хуже некуда.
— Малик полетела на «Оспри» в центр города, сделала что-то безрассудное. Она задела здание.
Эвелин отступила на шаг, почувствовав внезапную пустоту открывшуюся внутри неё:
— Нет…
— Упала, разбилась, — продолжил Чень без малейшей доли сожаления, — Малик мертва, она стоила мне конвертоплана и моей репутации. Ты понимаешь это? Понимаешь?
— Нет, — Эвелин помотала головой. Она вдруг почувствовала головокружение и отвернулась, — это невозможно.
— Люди будут спрашивать ... И я скажу им что я застукал её за тем, как она воровала деньги «АркЭйр» с помощью специальных устройств. Люди ведь не любят тех, кто ворует их деньги.
— Это не правда! — взрыв отрицания рычанием вырвался из горла Эвелин — Я не буду лгать о ней! Это из-за тебя! — она указала пальцем на Ченя — Она умерла из-за тебя!
Из-за слёз у неё защипало глаза. Она едва могла поверить в это. Фарида умерла?! Эвелин попыталась удержать в памяти тот утренний момент после прыжка, когда её подруга светло улыбалась. Это было утрачено для неё, исчезло как пламя потушенной свечи.
Чень двинулся к Эвелин, качая головой.
— Подумай очень хорошо о том, что ты собираешься сказать. Единственная причина, по которой ты сейчас здесь стоишь, это то что Ли Гон имеет влияние в этом городе. Люди, на которых я работаю, не хотят его злить, так что будь благодарна… — он понизил голос до сурового шёпота. — Так что никому ничего не рассказывай. Будь умной. Потому что если ты откроешь свой проклятый рот, даже твой парень со связями не поможет тебе.
В этот момент, Эвелин возненавидела Ченя больше, чем могла выразить, и развернулась, стараясь держать своё горе в узде. За пределами посадочных площадок, среди башен Нижнего Хэнша поднимался столб чёрного дыма.
***
Была аксиома, которую разделяли все пилоты, начиная с времён первых пропеллерных самолётов, когда небеса были суровы и смертоносны для всех, кто достигал их. Любая посадка, где ты выжил, считается хорошей. Не важно, что ваш самолёт развалился. Если ты приземлился и выжил, ты можешь считать себя везунчиком.
Фарида Малик же вовсе не посчитала себя чертовски удачливой, несмотря на аксиому, когда она укрылась на высоком балконе, в брошенном здании по ту сторону строительной площадки, где «Оспри» совершил свою последнюю посадку. Всё это время она чувствовала лишь тяжесть сожаления.
Пламя охватило конвертоплан, избавляя фюзеляж от оболочки и обнажая рёбра жёсткости корпуса. Она слышала треск лопающегося стекла, чувствовала едкий запах горящего авиационного топлива. «Оспри» был охвачен огнём на её глазах, и её жизнь здесь в Хэнша, уходила с ним.
Те последние моменты перед тем как конвертоплан столкнулся с дроном были неосознанными воспоминаниями, но она знала, что если захочет — сможет вызвать их из памяти своего импланта, сделать стоп-кадр каждого момента, проанализировать во всех подробностях. Но эта мысль не сходилась с её намерениями. Внезапно, единственное, чего захотела Фарида, это уйти с этого места и отключить имплант — «чёрный ящик» раз и навсегда.
Она помнила тот порыв достаточно ясно. Тот факт, что её считали мёртвой мог ей помочь до тех пор, пока она не сможет убежать из когтей отрядов «Красной Стрелы» и «Бэллтауэра». Они хотели её смерти... и она умрёт для них.
За секунды до смертельного столкновения, Фарида отстегнула все ремни безопасности и прыгнула в люк для экипажа. Она дёрнула за крючок на вингсьюте и почувствовала как распахиваются крылья когда она оставила «Оспри» позади. Воздух расступался перед ней. Снижение, приземление. Затем взрыв, горячий газ и дым ударили её по спине ударной волной, которая потащила её на самый край покинутого жилого здания. И она могла упасть вниз на улицу, если бы не была готова и если бы была не так расторопна.
Теперь она сидела, наблюдая за тем как огонь поедает её жизнь, и шарила по карманам, доставая всё, что в них осталось. Нашла свой карманный секретарь и подумала о том, чтобы бросить его в окно, но затем ей в голову пришла идея.
Имя Эвелин появилось в самом верху списка её контактов. Она хотела услышать голос подруги, убедиться, что она была жива и здорова, но она не спешила нажимать кнопку вызова, раздумывая: „Я мертва. Я должна придерживаться этого какое-то время. Если Чень или Канн узнают, что я выжила... Эвелин не будет в безопасности. Они используют её, чтобы добраться до меня».
Она осознала ещё один момент: Фарида Малик не могла больше оставаться в Хэнша. Службы безопасности «Бэллтауэра» господствовали в нижнем городе и кто-либо из бдительных солдат мог узнать её.
Она спустилась вниз по списку секретаря и нашла другое имя: Мажи Дак Тран. Старик, разведенный со своей капризной женой, которая оставила его с больным сыном и тяжёлой работой в органах государственной полиции.
«Я в большом долгу перед тобой, говорю тебе как отец». — Мажи сказал эти слова Фариде одним холодным утром, годом ранее на вертолётной площадке, находящейся на крыше детской больницы в Тайване. Тогда она была пилотом воздушной скорой помощи и сын Мажи мог бы умереть в тот день, если бы Фарида из милосердия не решила их подбросить. «Всё что тебе нужно — это только попросить» — сказал он ей тогда.
Мажи удивился, услышав её голос. Новость о «сумасшедшем пилоте» уже просочилась в государственную полицию, скупой отчёт из «Бэллтауэр» дал знать местным органам правопорядка, что они разрешили этот «инцидент». Они заявили, что она погибла. Что она была вором и психопаткой.
Фарида смирилась с этой ложью и сказала Мажи, что она позвонила для того, чтобы наполнить о его обещании. Он без колебаний предложил свою помощь. Он был хорошим человеком и он знал людей, которые могли вывести её из города.
«Это будет сделано к вечеру, — сказал Мажи, — долг будет оплачен и выполнен с радостью. Но куда ты направишься?»
Это место не могло быть близко, она знала это. Не Сеул или Гонк-Конг, даже Токио будет слишком близко, слишком много риска. «Красная Стрела» имела влияние по всему Тихому океану. Она должна уехать далеко и, по крайней мере, пока – оставаться «мёртвой».
Фарида попросила Мажи последить за Эвелин. В тот момент, когда она будет в безопасности, далеко от соглядатаев «Красной Стрелы», Малик могла отправить сообщение подруге и дать ей знать, что она ещё раз обманула смерть.
«Куда ты отправишься?» — Вопрос отдался эхом. Одним единственным поступком, моментом неповиновения, она разрушила жизнь, которую создавала для себя. Это должно было стать поводом для печали. Но … не стало!
Тёмные, тревожные волнения отступили, кажется сгорели, сгинули вместе с «Оспри». Она чувствовала обновление. Она чувствовала себя свободной и смелой. Она обещала себе, что всё, что она видела, всё что знала о «Чене» и «АркЭйр» найдёт свой путь в сеть, к людям, которые распространят правду. Когда секреты Джай Ченя будут выведены на свет, «Красная Стрела» обратит своё внимание на него и на все его ошибки. «Расплата настигнет эту сволочь», — подумала Фарида.
В кармане вингсьюта была ещё одна вещь — визитная карточка, архаичная вещь в цифровую эру, мятая и рваная, давно забытая. Фарида вспомнила, что её ей дал друг дяди. Он говорил о работе, технологической компании в Мичигане. Требовался хороший пилот, такой как она.
Логотип компании представлял собой стилизованное крыло, поднятое вверх, навстречу небесам. Название — Шариф 15 — заставило её подумать об ангелах. Ангелы падали, ловя ветер в небесах полных янтарного солнечного света и серых облаков.
— Детройт, — сказала она Мажи, — я отправляюсь в Детройт.

  следующая заметка >>
пожаловаться на эту публикацию администрации портала
архив понравившихся мне ссылок
Оставить комментарий